cat-right
Достопримечательности мира     |     Богдо-ула

Бурхан-халдун

Бурхан-Халдун [Burhanii-Haldun] — горный хребет в верховьях рек Онон, Керулен, Тола и Тунгелик в Северо-Восточном Хэнтэе (Монголия). Считается, что название переводится как бог-ива или ивовый холм. Хотя вопрос о местонахождении Бурхан-Халдуна еще вызывает споры, монгольские ученые говорят о двух горах с таким названием, располагающихся недалеко друг от друга: у племени урянхайцев — Эрдэни ууд (2303 м) и хамуг-монголов — Хэнтэй Хан уул (2362 м).

Бурхан-Халдун тесно связан с именем Чингисхана. В первом памятнике средневековой монгольской историографии Сокровенное сказание монголов говорится, что на Бурхан-Халдун прикочевали предки Чингисхана Бортэ-Чино и Гоа-Марал. Эти места славились хорошими звероловами и прекрасными землями.

На Бурхан-Халдуне прятался от врагов-меркитов юный Темучжин (так звали Чингисхана до провозглашения его ханом). Когда меркиты пришли к кочевью Темучжина, чтобы отомстить за то, что его отец Есугай отбил у них девушку и взял себе в жены, он поднялся на эту покрытую лесом вершину. Враги шли по его следу через чащи и болота, где сытому змею и не проползти, но не нашли его, спустились вниз, захватили любимую жену Темучжина Бортэ-уч-жин и ускакали прочь. Согласно преданию, Темучжин после этого сказал: Жалея одну лишь жизнь свою, на одном-единственном коне, бредя лосиными бродами, отдыхая в шалаше из ветвей, взобрался я на Халдун. Бурхан-Халдуном защищена жизнь моя, подобная ласточке. Великий ужас я испытал. Будем же каждое утро поклоняться ей [то есть горе] и каждодневно возносить молитвы. Да уразумеют потомки потомков моих! Затем он повернулся лицом к солнцу, повязал свой пояс на шею, снял шапку, обнажил грудь, девятикратно поклонился солнцу и совершил кропление и молитву. Впослед ствии Чингисхан сурово наказал своих обидчиков, и есть основания думать, что они могли быть принесены в жертву Бурхан-Халдуну.

Эпизод бегства будущего великого завоевателя на Бурхан-Халдун породил многочисленные легенды и истолкования. В частности, тот факт, что он укрывался в шалаше из ивовых веток, иногда понимают как особый обряд инициации, после которого Темучжин приобрел сакральность. Несколько веков спустя, монголы верили, что Темучжин скрывался от меркитов на горе Богдо-ула, к югу от современного Улан-Батора.

По-видимому, Бурхан-Халдун стал местом упокоения монгольских ханов, начиная с самого Чингисхана. Как передает знаменитый персидский историк и государственный деятель XIII—XIV веков Рашид ад-Дин, Чингиз-хан [сам] выбрал это место для своего погребения и повелел: "Наше место погребения... будет здесь!"... Дело обстояло так: однажды Чингиз-хан был на охоте; в одном из этих мест росло одинокое дерево. Он спешился под ним и там обрел некую отраду. Он сказал: "Эта местность подходяща для моего погребения! Пусть ее отметят!" Во время оплакивания люди, которые тогда слышали от него эти слова, повторили их. Царевичи и эмиры, согласно его повелению, избрали ту местность [для его могилы]. Говорят, [что] в том же самом году, в котором его там похоронили, в той степи выросло бесчисленное количество деревьев и травы. Ныне же лес так густ, что невозможно пробраться через него, а этого первого дерева и места его [Чингиз-хана] погребения [совершенно] не опознают. Даже старые лесные стражи, охраняющие то место, и те не находят к нему пути . Тело Чингисхана везли для похорон на Бурхан-Халдуне почти за 1600 км, так как он умер во время войны с тан-гутами. Когда умер хан Мункэ, его тело тоже было доставлено на Бурхан-Халдун издалека — из Южного Китая. Доступ к ханским могилам был строго запрещен. Их охраняли воины-урянхайцы, которых никогда не посылали в военные походы.

Хан сакрален не только при жизни, но и после своей смерти. Его останки продолжают выполнять важные космогонические функции, упорядочивая жизнь подвластных ему народов. Поскольку ханские захоронения имели статус святынь, требовалось тщательно оберегать их от поругания врагами, так как осквернение чужих могил широко нрак-тиковалось в Центральной Азии с древних времен. Считалось, что недостаточно просто разделаться с противником — он и после смерти был опасен, как воинственный дух и покровитель своего народа. Поэтому кочевники отыскивали могилы правителей враждебной стороны, извлекали оттуда останки и уничтожали их. Точно так же поступали и монголы. Кроме того, всегда находились желающие раскопать могилы в поисках сокровищПо некоторым сведениям,ханскую могилу зарыли ночью и гоняли по ней лошадей, чтобы и следа от нее не осталось. Среди монголов существует поверье, что после прогона табуна по могиле Чингисхана, рядом на глазах верблюдицы зарыли ее верблюжонка, и по ее крику находили то место. Есть мнение, что лес там был посажен искусственно. Попытки отыскать ханские погребения на Бурхан-Халдуне до сих пор не увенчались успехом. Среди монголов крепнет протест против раскопок, расценивающихся как осквернение святынь.

С течением времени некрополь на Бурхан-Халдуне превратился в святилище, где стояли идолы и воскурялись благовония. Однако после падения монгольской империи и начавшейся среди монголов распри Бурхан-Халдун утратил консолидирующую роль в монгольском обществе, места ханских могил были забыты, охрана их уже не осуществлялась. Возникли слухи, что Чингисхан похоронен в местечке Эд-жеп-Хоро (ныне оно находится на территории Автономного района Внутренняя Монголия, КНР), где был создан реликварий Чингисхана и его сына Тулуя, называвшийся Восемь белых юрт, и где претенденты на ханство получали благословение духа объединителя Монголии. В Эджен-Хоро и поныне проводятся торжественные обряды в честь обожествленного Чингисхана, привлекающие не только его духовных последователей, но и туристов. Тем не менее Бурхан-Халдун прочно вошел в шаманские перечни священных объектов Монголии, и ему совершали кропления и молитвы согласно воле Чингисхана. В настоящее время с запада к Бурхан-Халдуну примыкает Хан-Хэнтэйский заповедник и национальный парк Тэрэлж. Таким образом, складывается обширная комплексная особо охраняемая природно-историческая территория, подходящая для развития туризма