cat-right
Достопримечательности мира     |     Мангуп

Чуфут-кале

Наиболее древний из пещерных городов расположен на плато горного отрога, господствующего над тремя долинами, на высоте более 500 м над уровнем моря. С высоты птичьего полета плато, на котором находятся развалины города, напоминает полуостров, с трех сторон окруженный высокими — до 30 м — обрывами; только с четвертой — восточной — имеется относительно удобный подъем. Топографически городище делится на три части — с запада на восток: мыс Бурунчак (36 га),— незастроенная часть, служившая убежищем жителям окрестных долин в случае военной опасности; Старый город (7 га), традиционно считавшийся древнейшей частью поселения; Новый город (3 га), возникший как посад не ранее XIV-XV веков.

В I тысячелетии до п. э. плато служило убежищем для окрестных тавров, а в начале нашей эры — для сармато-алан или асов (ираноязычное племя сарматского круга). Крепость на плато, в строительстве которой принимали участие византийские мастера, в те времена называлась Фуллы.В старинном Сказании о начале славянской письменности, рассказывается, что около 860 года по возвращении из Хаза-рии Фуллы посетил первоучитель славянства Кирилл; здесь он проповедовал христианство местным язычникам и срубил священный дуб, которому они поклонялись с молениями о дожде. По молитве Кирилла, после того, как дуб был повержен, произошло чудо — пролился дождь, и пораженные язычники уверовали во Христа. Вероятно, уже при хазарах название Фуллы (скорее всего, греческого происхождения) изменилось на тюркское — Кыркор, что значит сорок крепостей (видимо, на город было перенесено название всей страны или округи). В середине XIV века Кыр-корское княжество попало в зависимость от татар. Крепость Кыркор стала резиденцией первых независимых от Орды крымских ханов. После перенесения столицы в Бахчисарай охрана крепости была поручена караимам. Теперь она называлась просто Кале — крепость; караимы называли ее также Джуфт-кале — Двойная крепость — имея в виду две оборонительные стены. Это последнее название видоизменилось в Джуфут-кале — Иудейская крепость, поскольку преобладающее население ее — караимы, как и ортодоксальные евреи, имели своей священной книгой Библию и, следовательно, являлись приверженцами иудаизма. Сами они считают себя потомками хазар: их язык входит в кыпчакскую группу тюркских языков, а быт, одежда, пища, некоторые социальные институты почти не отличались от татарских.

В настоящее время Чуфут-Кале является музеем. Здесь сохранились крепостные стены и гражданские сооружения. Среди прочих, на территории города находится и несколько объектов, имеющих сакральный характерВ старом городе за высокой оградой видны два здания кенас — караимских храмов. С улицы во дворик ведет калитка, причем порогом служит великолепная беломраморная плита, взятая из более древней постройки. Перед Большой кепасой у ограды находится высеченный из камня резервуар для ритуальных омовений. Малая кенаса появилась в конце XVIII века. В Большой соборной кенасе устраивались торжественные праздничные службы. Это здание базиликального типа. Внутри кенаса была убрана коврами; на массивных дубовых балках висели хрустальные и медные люстры; у южной стены находился алтарь, где в стенных шкафах хранились Тора и предметы культа.

Сохранились двустворчатые деревянные ворота восточной стены, снаружи обитые полосами кованого железа. С внешней стороны над воротами вделана мраморная плита с изображениями рогатины и щитаПо мнению караимского ученого С. М. Шапшала, этот знак является своеобразным гербом, и символизирует две группы жителей города (каждая из которых имела собственную тамгу).

В 1998-2001 годах близ ворот крепости была выявлена древняя гидротехническая система подземных сооружений, или, проще говоря, осадный колодец Чуфут-Кале. Память о такой системе сохранялась в преданиях (информацию из поколения в поколение передавали старейшины караимов), и недавние открытия подтвердили их достоверность. Был обнаружен и расчищен вертикальный колодец; на глубине 25 м к нему примыкает подземная галерея (2x2 м), которая полого поднимается до поверхности. На месте выхода галереи на поверхность обнаружены остатки башни. Высказано предположение, что эта система служила не только для скрытого подхода к воде, по и для укрытия людей, устройства засад. В этом случае приобретают реальный смысл фольклорные сюжеты крымских караимов об исчезающем войске и о князе с отрядом воинов, который обладал способностью появляться одновременно и на стенах крепости, и в тылу врага. Вертикальный колодец продолжается и ниже соединения с галереей, причем значительно расширяется. Не исключено и культовое назначение подземного сооружения в нижней части колодца.

К северо-востоку от главной городской площади находится почти полностью сохранившийся мавзолей XV века — прекрасный образец сельджукской архитектуры. Это монументальное восьмигранное сооружение под черепичной крышей, к нему примыкает покрытый резьбой портал с массивной аркой. В глубине мавзолея на ступенчатом возвышении видно надгробие, украшенное изящной, словно орнамент, арабской надписью: Это гробница великой государыни Джанике-ха-ным, дочери Тохтамыш-хана, скончавшейся месяца рамазана 841 года (1437).

От Восточных ворот можно спуститься в Иосафатову долину — караимское кладбище, расположенное в полукилометре от города. Это название дано ей по аналогии с одноименной долиной с кладбищем в окрестностях Иерусалима, где состоится последний Страшный суд.

Среди густых зарослей живописной балки видна арка кладбищенских ворот и развалины сторожки. За аркой — настоящий город мертвых: разбросанное среди зарослей необозримое море надгробий, покрытых надписями на древнееврейском. Дорожка пересекает кладбище с запада на восток. Сотни могил заросли теперь густым лесом, надгробия, переплетенные лианами, глубоко ушли в землю, но в прошлом здесь росли только старые дубы (четыре-пять из них еще можно увидеть в конце кладбища): они считались священными, рубить их было запрещено, и само кладбище имело местное название Балта-тиймез (букв. Топор не касается). Ханские чиновники, вымогая у караимов деньги, нередко угрожали вырубить эти дубы.

Формы надгробий разнообразны. Некоторые из них ставили людям, умершим и похороненным вдали от Чуфут-кале — это кенотафы или йол-таш, придорожные камни. Надписи, зачастую с цитатами из Библии, выполнены на древнееврейском языке, изредка — на караимском, но древнееврейскими буквами. Самые древние надгробия относятся к 956-1048 годам. Среди захоронений в самом начале кладбища — могила караимского ученого А. С. фирковича, который до конца своих дней жил на территории Чуфут-Кале и немало сделал для его изучения и сохранения.

После того, как жители покинули Чуфут-Кале, кладбище не было заброшено, а напротив, приобрело значение общенациональной усыпальницы. Захоронение здесь считалось почетным, сюда везли покойников из других городов