cat-right
Достопримечательности мира     |     Столицы войска Донского

Дольмен на реке Пшада

Много тысяч лет назад среди живущих на Земле народов по непонятным причинам появилось поветрие: некоторые из них стали строить гигантские сооружения из многотонных каменных глыб. Это были разные культуры и существовали они в разное время, но результаты их деятельности поражают воображение до сих пор. Менгиры, кромлехи, дольмены — каких только видов построек не сохранилось до сегодняшних дней. Называть такие сооружения стали мегалитами (большой камень) сначала в Европе, а постепенно, и по всему миру. Есть аналогичные сооружения и у нас, в России. Это дольмены Северо-Западного Кавказа.

В качестве примера можно при вести дольмен, располагающийся при впадении реки Догуаб в реку Пшаду, примерно в 30 км от города Геленджика в сторону Туапсе по приморской трассе Новороссий Адлер, не доезжая двух километров до поселка Пшада.

Это мегалитическое погребально-культовое сооружение относится к III тысячелетию до н. э.

Ювелирно подогнанные камен ные блоки песчаника составляют что-то типа карточного домики Но величественный дольмен не зря простоял тысячи лет — конструк ция его оптимальна, проста и надежна. Для надежности в них сделаны специальные пазы на стыках плит, а вся конструкция с боков подперта еще и дополнительными блоками скал — контрфорсами. Сверху все надежно закрывалось многотонной каменной крышей — перекрытием. Но это только видимая часть конструкции. Если присмотреться, то видно, что вся каменная коробка сооружена на специальной плите, которая и позволяет дольменам стоять тысячелетия и в более гористой местности, выдерживая нередкие здесь землетрясения, перепады температур и даже небольшие подвижки грунта.

Но и это еще не все. Дольмен установлен на курганной кладке, окруженной кромлехом — рядом плоских скал, удерживающих кладку от расползания. Остатки кромлеха-крепиды местами видны по краям кургана. Когда-то большинство дольменов, как и этот, были полностью или частично покрыты насыпями или каменными кладками. Оставался лишь проход к фасаду сооружения, оформленный в виде дворика, портальной пристройки либо крытой галереи. Но сейчас эти элементы практически нигде не сохранились.

Отверстие мегалита чаще всего было округлым и располагалось в нижней трети фасадной плиты. Круглым был лаз и нашего дольмена, однако антропогенный фактор прошлого столетия внес свои коррективы. Лаз затыкался каменной втулкой, имеющей форму гриба. Но и каменные втулки почти нигде сейчас не сохранились.

Кто были эти таинственные доль-меностроители, откуда они появились на Кавказе?

Несмотря на более чем двухсотлетнюю историю исследования доль-менной культуры, дать однозначный ответ пока не представляется возможным. И проблема заключается в том, что сами дольмены практически пусты. Достоверно известно, что изначально постройки использовались для захоронений. Но останков мало, а во многих обнаружены более поздние многократные дозахо-ронения, относящиеся к другим культурам. И вообще, с точки зрения постройки для погребений дольмен достаточно необычное для современного человека сооружение — практически нет ни сопутствующих вещей (инструментов, оружия, украшений), практически нигде нет специальных знаков, рисунков и на самих мегалитах. Более того, выясняется, что наши дольменостроители более ничего близкого по уровню техники обработки камня не строили. Они не имели гончарного круга, мало использовали бронзу, практически не торговали, не строили крепостей, укреплений, а дома их предельно просты — никаких следов блестящей работы по камню. Интересно, что аналогичная картина присутствует и в мегалитических культурах Европы: строителей Сто-унхенджа, Карнака, Ньюгрэйнджа, мальтийских храмов и других знаменитых сейчас европейских мегалитов. Но именно на Кавказе дисбаланс технологий ощущается особенно остро. Земля Кавказских гор отнюдь не плодородна, сельскохозяйственная деятельность трудоемка и рискованна в условиях неустойчивой погоды высоких хребтов, стоящих на берегу моря. И в то же время качество работ по камню среди других культур, возводивших аналогичные постройки в то время, именно на Кавказе достигает своих вершин. Скупая и какая-то волшебная лаконичность конструкций, отточенность пропорций, умелое обыгрывание элементов ландшафта, и в то же время продуманность соединений, часто ювелирная подгонка модулей — все это характерные черты именно кавказской дольменной культуры. Не будем забывать и то, что камень часто брали не из ближайших выходов скал, а искали и находили по каким-то своим параметрам подходящий материал за многие километры от места сборки.

Жили строители дольменов в интервале конца IV — начала II тысячелетия до н. э., их культуру обычно относят к эпохе ранней и средней бронзы. Но, возможно, небольшая часть наиболее поздних дольменов строилась и в эпоху раннего железа. На вопрос, откуда появились строители кавказских мегалитов, существует много ответов, но все они базируются в основном на попытке увязать саму идею дольмена как конструкции. Традиционными же для археологии методами — по керамике, элементам орудий производства и другим неотъемлемым атрибутам любой культуры — истоки народа пока однозначно не прослеживаются. Существует и версия кавказского происхождения дольмено-строителей, которая тоже имеет немало аргументов в свою пользу.

На Кавказе существует несколько типов дольменов. Есть дольмены, высеченные из цельных скал, есть мегалиты, собранные из небольших кирпичей-модулей, есть совсем маленькие. Но большинство из них относятся к так называемому плиточному типу; сооружение на слиянии рек Догуаба и Пшады как раз и является одним из наиболее совершенных представителей этого типа.

Дольмены стоят как отдельно, так и целыми группами, до нескольких сот сооружений. Например, в группе у реки Догуаб, к которой относится и наш дольмен, насчитывается четыре сооружения. Здесь, в долине реки Пшалы, строили особенно монументальные мегалиты. Это было обусловлено слишком мягкой разновидностью местного песчаника — для надежности приходилось использовать достаточно толстые плиты. Большинство мегалитов долины Пшады (как и других мест Кавказа) уничтожено, но даже сейчас вместе с развалами их насчитывается до сотни.

Но почему же для погребения строили именно дольмены, а не использовали иные не столь трудоемкие формы? Классический ответ на этот вопрос: дольмены есть родовые усыпальницы. Наиболее значимые люди племени удостаивались привилегии захоронения в подобных постройках. Однако многообразие ритуально ориентированных особенностей архитектуры (разнообразие ориентации по сторонам света, культовые чаши, многообразие форм доступа) позволяет говорить и о широком культовом использовании кавказских дольменов.

Из легенд местных адыгских племен мы не сможем почерпнуть практически ничего. Вот типичный вариант местной легенды, повествующей о дольменах. Жили на земле маленькие существа — испы, настолько маленькие, что были размером с зайцев или того меньше. И одновременно жили большие и глупые великаны — иныжи. Маленькие, но умные и сильные испы заставили великанов построить себе каменные дома. Так и возникли дольмены, или, по-адыгски, испуны (испыуны). Согласно абхазской версии легенд о карликах, они, в конце концов, прогневили бога и тот уничтожил их народ. По одной из версий они и сейчас живут где-то глубоко под землей и ждут своего часа.

Странные, поражающие воображение мегалиты Кавказа до сих пор служат источником новых легенд, многочисленных новых эзотерических традиций, тревожат неспокойные умы альтернативных исследователей и просто любителей всего таинственного и непонятного.