cat-right
Достопримечательности мира     |     Цюйфу

Ханой

Столица Тханглаунг (букв. Взлетающий дракон), в будущем известная как Ханой [На No i], была основана родоначальником династии Поздних Ли (1010-1225) Ли Конг Уаном, получившим посмертное имя Ли Тхай-то. Тханглаунг (будущий Ханой) был создан не па пустом месте — начиная с VIII века здесь находился город Латхань (букв. Крепостная стена ), со временем переименованный в Дайлатхань (букв. Великая крепостная стена ). Основанный как столица государства вьетов, Дайлатхань не всегда сохранял свой статус, однако историческое решение Ли Тхай-то вернуло данной местности былое величие. В своем указе Ли Тхай-то так объяснял свой выбор: Расположенный в самом центре пространства, разделяющего Небо и Землю, он [город Дайла] обладает силой тигра, готового к прыжку, и мощью дракона, свернувшегося в кольцо.[Его расположение в пространстве] приведено в точное соответствие [со сторонами света:] "юг — север", "восток — запад". Он удачно расположен относительно рек и гор. Эти земли обширны и ровны. Эта местность высока и доступна ветрам. Народ избавлен здесь от изнурительного противоборства с грозными стихиями, а живая природа необычно богата и разнообразна. Тщательно изучая [пределы] Вьетского царства, нельзя не признать, что это — царь-земля, к которой, поистине, как спицы к втулке, устремляются люди, и которая создана для того, чтобы быть верховной столицей властителей и правителей всех грядущих поколений.

Выражение обладает силой тигра, готового к прыжку, и мощью дракона, свернувшегося в кольцо, содержит термины геомантики, символизирующие благоприятное расположение новой столицы. Особые геомаптические линии образовали так называемые драконовы жилы , или жилы земли, по которым проходили особые токи, благоприятные как для новой столицы, так и для всего государства. В этом месте конфигурация Красной реки и ее притоков такова, что образует рисунок, сходный с телом дракона. Существовала легенда о том, что здесь глубоко под землей живет дракон. Поэтому в средние века власти Вьетнама всячески препятствовали добыче полезных ископаемых в шахтах в том случае, если существовала хоть малейшая угроза нанесения вреда драконовым жилам, или жилам земли . Это очень сильно затрудняло развитие предпринимательства в горнорудном деле.

Дракон вновь упоминается в текстах вьетнамских хроник в связи с переездом Ли Тхай-то в новую столицу. Когда императорский корабль бросил якорь под стенами города, на нем показался желтый дракон. По этой причине город стал называться Тханглонг — Взлетающий дракон.

Приблизительно в сотне километров к востоку от Тханглонга (Ханоя), при впадении Красной реки в Бакбо (Тонкинский залив), расположен небольшой залив Халонг (что означает Спустившийся дракон). Именно здесь, по преданию, поднявшийся в Тханглоиге дракон спустился в воды Халоига. Расстояние по Красной реке от Тханглонга до Халоига — это путь дракона. Изогнутость между этими двумя точками отрезка Красной реки также дает возможность представить его в виде тела дракона. Кроме того, фигуру дракона напоминает расположение нескольких скал в заливе Халонг. У вьетнамцев существует поверье о том, что эти драконовы скалы защищают вход в дельту Красной реки от китайских агрессоров, которые по этому пути с периодичностью в 200-300 лет вторгались в пределы Вьетнама.

Желтый дракон — символ императора. Его появление в традиционной философско-мифологической системе взглядов связывается с зачатием или восшествием на престол нового императора, с приходом к власти новой династии. Однако желтым драконом Ли Тхай-то не ограничивается бытование в данном районе этого вида мифологических животных.

Одно из древнейших названий Дайлатхани — Лонгдо (букв. Драконова впадина). Когда в VIII веке китайский военачальник Гао Пяпь, зная толк в геомантии, возвел к западу от реки Ло крепость Латхань, неожиданно налетел ветер, поднялись волны, небо закрыли тучи и на поверхности воды появился необыкновенный человек ростом более шести с половиной метров, в желтом платье и багряной шапке. В руке он держал знак отличия — золотую бирку. В ослепительном свете человек то взлетал вверх, то опускался вниз. Удивленный Гао Пянь хотел избавиться от этого видения, но не знал, как это сделать. Ночью ему явился дух, сказавший, что он — дух Спустившегося Дракона и управляет местными чудесными силами. Дух заявил, что его нельзя уничтожить, и тогда испуганный Гао Пянь установил ему алтарь, справил покаянную службу (за то что хотел нанести духу вред), сделал из золота, серебра и меди амулеты три дня и три ночи читал нараспев заклинания, затем зарыл амулеты, чтобы изгнать злых духов. Той же ночью разразилась гроза, подул ветер, пошел дождь, в мгновение ока все амулеты оказались выброшенными на поверхность земли и превратились в пепел. Гао Пянь решил, что обитающий в этом месте чудодейственный дух хочет нанести ему вред. Опасаясь беды, он вскоре по приказу императора вернулся в Китай и был убит.

По другому варианту легенды, при Гао Пяне возле городских ворот появился густой туман, а затем от земли поднялось и повисло в воздухе пятицветное облако, от которого веяло холодом. В этом облаке виднелся человек, сидевший на Золотом Драконе в роскошной шапке, багрового цвета платье, расшитой нижней одежде и красных туфлях. Вокруг распространялся аромат и звенел смех. Человек оказался духом-владыкой Лонгдо (Драконовой впадины), который пришел посмотреть на возведенную крепость. Когда Гао Пянь проснулся (оказалось, что все это он видел во сне), то нашелся человек, посоветовавший ему возвести храм и установить там статую владыки Лонгдо, а внизу зарыть медь и железо, чтобы усмирить духа. Гао Пянь последовал данному совету, но ночью разразилась гроза, вырывавшая с корнем деревья, шквальный ветер разметал все па поверхности земли, а спрятанные медь и железо рассыпались в прах. Гао Пяпь счел это плохим предзнаменованием, предсказывающим его возвращение в Китай и смерть, как впоследствии и произошло.

После строительства на этом месте новой столицы Тханглонг, император Ли Тхай-тонг решил разместить у Восточных ворот рынок, а храм Батьма, посвященный духу-владыке Драконовой впадины, куда-нибудь перенести. Ночью разгневанный дух своей чудесной мощью поднял сильный северный ветер, разрушивший все соседние дома. Уцелел лишь храм духа Драконовой впадины. После этого Ли Тхай-тонг издал указ, приводящий в порядок правила проведения церемоний в храме, и установил, что каждый год, в начале весны, следует приходить в этот храм и молить духа о ниспослании счастья, а также пожаловал духу звание Князь, приносящий успех. С тех пор трижды горел весь квартал рынка у Восточных ворот, и каждый раз пламя уничтожало все дома, но только храм духа-владыки Лонгло оставался не тронут огнем.

Легенда еще об одном драконе связана с находящимся в границах современного Ханоя озером Тай (Западным озером). Это одно из самых красивых мест в столице: волы озера, окутанные легкой дымкой, кажутся бескрайними, поэтому здесь любили прогуливаться императоры династии Ли. Однажды император Ли Тхай-тонг (1228-1254) увидел деревенскую девушку, стиравшую белье, и она ему понравилась. Император пригласил девушку во дворец и удостоил любовью. Плодом этой любви явился мальчик, облик которого был совершенен. Когда ребенку исполнилось восемь лет, его взяли во дворец и отвели ему место младшего императорского сына. Вскоре принц заболел оспой, вся его кожа покрылась болячками и напоминала чешую. Принц перестал разговаривать и в течение трех месяцев не произносил ни слова. Когда у всех докторов окончательно опустились руки, принц поведал пришедшему его навестить отцу-императору о том, что он лишь на время послан на землю, и после его возвращения домой просит на месте его исчезновения построить храм. Ли Тхай-тонг обещал исполнить эту просьбу, и принц скрылся за пологом своей постели. Через одну стражу, то есть через два часа, полог отдернулся и перед глазами придворных появился водяной дракон. Этот дракон сполз с постели и, извиваясь, добрался до озера Линь-ланг. Там дракон приподнял голову, оглядел старые деревья, склон горы — и скрылся в водах озера. Император Ли Тхай-тонг издал указ, повелевающий на том месте, где в воде скрылся дракон, построить храм, а самого дракона объявил духом высшего ранга.

С тех пор духи храмов Батьма и Линьланг почитались как великие хранители столицы. Каждый год в начале весны чиновники специального ведомства приносили к подножиям храмов фигурки глиняных быков и совершали церемонию жертвоприношения.

Со строительством города Тханг-лонга (Ханоя) связана еще одна история. Изданный Ли Тхай-то указ обязывал участвовать в земляных работах всех студентов государственных училищ. Один из таких студентов по слабости здоровья не смог вынести тяжелой работы, потерял сознание, упал слева от ворот Донгхоа и был засыпан землей. Через месяц из его родной деревни приехала жена, которая три дня проплакала, повернувшись лицом к городской стене. Вдруг стена обвалилась, и все увидели покойного студента, который казался живым. После того, как об этом узнали при дворе, был издан приказ построить на этом месте храм.

С Тханглаунгом также связана и еще одна очень популярная во Вьетнаме легенда, известная во множестве вариантов. Когда Ле Лой собирался возглавить вооруженное движение против китайцев, оккупировавших Вьетнам в 1407-1427 годах, некий рыбак в уезде Колой выловил в омуте Мавиен железный брус длиной около 40 см и положил его в темное место. (По другой версии рыбак вылавливал железный брусок трижды, но дважды он выбрасывал его из невода, и лишь на третий раз оставил себе, решив, что все это не случайно). Когда рыбак совершал жертвоприношение предкам, его навестил Ле Лой. Увидев в темном месте свет, он разглядел железный брус и выпросил его у рыбака. Вернувшись к себе домой, Ле Лой отшлифовал брусок и неожиданно увидел на нем иероглифы следую Небу и благо. Однажды, выйдя из дома, Ле Лой заметил хорошо отшлифованную рукоятку меча. (По другой версии, он пробирался через лес, увидел рукоятку меча, украшенную драгоценностями, и забрал ее с собой). Обретя и лезвие, и рукоятку, Ае Лой просил Небо, в том случае, если оба эти предмета ниспосланы свыше, совершить чудесное знамение и соединить их. Обе части сложились в прекрасный меч. Утром матушка Ле Лоя обнаружила в саду четыре больших следа от ноги великана, а сам Ле Лой нашел драгоценную императорскую печать с теми же иероглифами, что и на бруске меча: следую Небу и благо. Осознав, что это действительно дар Неба, Ле Лой тайком спрятал печать и, как и меч, хранил в годы борьбы с китайцами.

Даже после победы он постоянно носил чудесный меч с собой. Однажды, плывя по одному из озер в Тханглонге, Ле Лой заметил огромную черепаху, высунувшую голову из воды. Ле Лой выстрелил в нее из лука, но промахнулся. Тогда он выхватил меч и указал им на черепаху своей свите. Неожиданно меч выпал у него из рук и свалился в воду. Ле Лой страшно разгневался и приказал перекрыть сообщение озера с рекой, сделать плотину, а затем — вычерпать воду. Однако меч так и не нашли, а озеро получило название Озеро возвращенного меча. Через 350 лет над островом, расположенным на озере, поднялся некий сверкающий предмет, который осветил все вокруг и, перелетев на южный берег озера, погас. Вода в озере взволновалась, на следующий день на поверхность всплыли в огромном количестве рыбы и креветки. Люди решили, что это улетел из озера чудесный меч. В это же время на коньке одного из залов императорского дворца появился некий сверкающий предмет, который вскоре погас и исчез.

По другой версии мифа, золотой меч Ле Лою дала сама огромная черепаха, которая и забрала его после победы пал китайцами.

Наконец, существует версия, связывающая и Тханглонг, и могущественного правителя, основывающего династию, и дракона — символ императора: якобы найденный Ле Лоем в озере сиявший ослепительным блеском меч впоследствии превратился в дракона и вновь исчез в озере.

После изгнания китайских захватчиков в 1428 голу Тханглонг (Ханой) оставался столицей Вьетнама вплоть до 1802 года, когда центр новой империи был перемещен в Хюэ. В 1945 году Ханой стал столицей Демократической Республики Вьетнам, а в 1976 году — Социалистической Республики Вьетнам