cat-right
Достопримечательности мира     |     Ченстохова

Краков

В сакральной географии Восточной Европы особое место занимает Краков [Krakow] — древняя столица Польши, средоточие исторических реликвий. Однако Краков — не только святыня польского патриотизма; мистика этого города многообразна. В эпоху Ренессанса, во времена напряженных поисков синтеза науки и магии, город на Висле стал одним из центров тайного знания. Фаустовский миф (по мнению О. Шпенглера, универсальный ключ к европейской культуре) во многом зарождался именно здесь. В XX веке городу довелось сыграть большую роль в развитии католической духовной практики.

Особенностью этого города является какой-то удивительно светлый, славянский дух — в отличие, например, от Праги, чьи немецко-готические призраки и привидения довольно мрачноваты...

Сплетенная из множества более или менее достоверных легенд, преданий и поверий мистическая история города уходит своими корнями, словно в известняковую толщу Ва-вельского холма — в глубокую архаику. Уже само название города (первое упоминание о котором датируется 965 годом), по мнению некоторых филологов, восходит к одному из вариантов имени античного бога времени Кроноса. Возможно, в родстве с Краковом состоят знаменитый Крак де Шевалье (Замок рыцарей) и другие твердыни крестоносцев в Сирии и Палестине. Для их обозначения исторически закрепился именно термин krak, а не более органичное для французского языка слово chateau. В чешском языке слово krk означает хребтина. Таким образом, высвечивается корень, означающий нечто твердое и возвышающееся — что вполне сочетается с укрепленным градом на холме.

Но, конечно, народная этимология не могла примириться со столь прозаическим происхождением названия города. По преданию, будущая столица Польши была основана героем-змееборцем Краком. В пещере под холмом Вавель жил некогда дракон Смок, пожиравший скот и людей. Чудовище победил мужественный Крак. Витязь построил замок на Вавеле и стал первым князем этих земель... Сегодня на древнем холме (являющемся, кстати, реликтом юрского периода — эпохи динозавров) в летнее время туристам показывают пещеру Смока.

Краку наследовала его дочь Ванда. Ее красота не могла оставить равнодушным ни одного мужчину, но правительница (по одной из легенд, еще и волшебница) не собиралась заводить супруга. Она, благоразумнейшая женщина,— пишет средневековый хронист,— пренебрегая брачным ложем, великолепно правила Польским королевством, согласно воле народа, пока весть о ее красоте не дошла до некоего короля алеманов. Этот германский король (в одном из вариантов легенды названо его имя — Ридигер), желая принудить Ванду к браку, пошел на ее страну войной. Ванда — не без помощи магических чар — обратила непрошенных гостей в бегство. Але-манский король в отчаянии бросился на меч. Но и сама Ванда, с торжеством вернувшись в свой город, бросилась в Вислу. В наиболее романтичном (и, соответственно, более позднем) варианте легенды говорится, что Ванда бросилась в реку из-за любви к чужеземному рыцарю; она не могла допустить порабощения своей страны, к которому неминуемо привел бы их союз. Там, где тело Ванды было извлечено из реки, насыпали курган в память о прекрасной и гордой княгине.

В черте современного Кракова находятся холм Крака и холм Ванды — самые большие доисторические курганы в Польше (их высота соответственно 16 и 14 метров). До сегодняшнего дня они представляют большую загадку для археологов: не известно точно, служили эти искусственные возвышенности в качестве наблюдательных пунктов для славянского племени вислян, или они, как и утверждает предание, являются погребальными сооружениями, воздвигнутыми для основателя города и его дочери. С холмами связаны не только предания, но и живые народные традиции. До сих пор в первый вторник после Пасхи у подножия кургана Крака проводятся праздники — ярмарки игрушек, сластей и хлопушек, традиция которых восходит еще к языческим временамОдним из наиболее знаменитых мест Кракова является уже упоминавшийся выше холм Вавель. Ве-ликопольская хроника (XIII в.) объясняет это название как припухлость, зоб; но в старинных славянских толкованиях Священного Писания слово Вавель однозначно отождествлялось с Вавилоном. Начиная с X века, Вавель стал политическим и духовным центром Польши. Здесь проходили коронации и свадьбы, балы и погребения королей. Средоточием государственной мистики является Кафедральный собор. В его центральной части находится гробница св. Станислава, называемая в Польше Алтарем Отчизны. В прежние века существовал обычай складывать перед ним военные трофеи — здесь лежали когда-то знамена рыцарей, поверженных при Грюнвальде, и бунчуки турок, разбитых под Веной.

В соборе находятся захоронения государей и национальных героев Польши. Здесь лежат короли из династии Ягеллонов, при которых Речь Посполитая была крупнейшим государством Европы. В храме погребена св. Ядвига, супруга короля Ягайлы. Королева Ядвига отличалась большой набожностью: благочестивое предание гласит, что однажды во время молитвы Иисус обратился к ней с распятия. В крипте св. Леонарда, сохранившейся от первоначального романского собора XI—XII веков, обрел свое последнее пристанище маршал Юзеф Пилсуд-ский.

Вавель хранит множество преданий: о том, что если девушка сумеет остановить 300-килограммовый язык соборного колокола Сигиз-мунд, то скоро выйдет замуж и будет счастлива в любви, об оживающих скульптурных головах королевского посольского зала.

Второй, после Вавеля, по посещаемости туристами, по праву считается Рыночная площадь. На ней стоит Мариацкий костел (XII—XIV вв.). Две башни собора способны поведать любознательному путешественнику историю о двух братьях-строителях. Один из них, увидев, что башня брата красивее, повторил каинов грех. А затем бросился вниз с недостроенной башни. Еще одна легенда породила обычай, согласно которому каждый час с башни Мариацкого собора трубит трубач — в память о дозорщике-горнисте, который успел подать горожанам сигнал о приближении орды, но тут же пал, сраженный татарской стрелой. В сумерках возле Мариацкого костела, как уверяют, можно встретить вполне стандартный среднеевропейский призрак Белой Дамы (к несчастью).

Для благочестивого католика, равно как и для любого, кто тонко чувствует мистику города, особым притяжением обладает Скалка — взгорье на берегу Вислы. Здесь до XI века располагался культовый центр вислян, а после христианизации края была возведена романская церковь св. Михаила (ныне сильно перестроенная). Костел св. Михаила был свидетелем убийства в 1079 году королем Болеславом Смелым епископа Станислава из Щчепано-ва, почитаемого ныне как покровителя Польши. Епископ отлучил от церкви короля за то, что Болеслав попытался оградить своих рыцарей от неверности их жен следующим драконовским способом: он приказал предавать смерти всех незаконнорожденных младенцев, появившихся на свет во время частых и продолжительных военных походов (кстати, в 1077 году король ходил на Киев). Тело св. Станислава, разрубленное по приказу короля на куски, вновь чудесным образом срослось (в этом чуде видят предзнаменование расчленения и воссоединения Польши). Устрашенный Болеслав вскоре бежал и закончил жизнь кающимся грешником в монастыре...

С этим же местом связана история о проклятии епископа. По традиции, каждый новый польский король, восходя на престол, проходил пешком путь от замка к собору, где был убит св. Станислав, и просил прощения за грех Болеслава. Считалось также, что престол государства не должен занимать носитель имени мученика. Лишь два короля — Станислав Лещинский и Станислав Понятовский — не исполнили старинный обряд, презрели традицию — и стали, подобно Болеславу, изгнанниками, лишенными престола и умершими на чужбине.

В храме св. Михаила хранятся реликвии, связанные с мученичеством св. Станислава. Рядом находится пруд, вода которого чудодейственным образом врачует болезни глаз и кожи. По преданию, именно сюда упал палец св. Станислава, отсеченный убийцами.

Татары, напавшие на город в 1241 голу, оставили после себя определенный след в мистической топографии города. С краковским Вольским лесом связана легенда о сокрытой обители. Спасаясь от татар, монахини-норбертанки решили бежать по тайному проходу, соединявшему их монастырь с лесом. Но татары узнали о секретном ходе, и устремились за ними. Монахини укрылись в одиноко стоявшей в лесу часовне. Когда татары приблизились, то молитвами сестер-норбертапок часовню поглотила земля, а на пути их выросли скалы. Эти Паненски скалы и сегодня можно видеть в Вольском лесу.

В готических и ренессансных залах Ягеллонского университета, основанного в 1364 году, вместо уже привычных образов королей и святых нас будут сопровождать чернокнижники и маги, алхимики и звездочеты — все те, кого привлекал воцарившийся в этих стенах в конце XV века дух свободного проникновения в тайны природы. В превращенной в музейный зал лаборатории алхимика посетитель сегодня может видеть печь, предназначенную для Великого Делания. В стенах университета можно было встретить таких по-настоящему темных личностей, как английский мистик и алхимик Джон Ди. Исторические исследования подтверждают, что в здании университета проводились магические практики. Суд ректора неоднократно наказывал университетских служащих за увлечение волшебством и чернокнижием, в то время как Таро и астрология фактически имели официальный статус. Бакалавр теологического факультета Томас Мернер в изданном в 1507 году сочинении Chartiludium logicae учил логике по картам. В XVI — начале XVII века Краков был столицей звездочетов. Здесь жили и трудились Ян Глоговчик (учитель Коперника, прославившийся предсказанием о выступлении Мартина Лютера), Кацпер Гоский (ему был поставлен памятник в Венеции за то, что он провидел победу христианского мира над Оттоманской Портом), Ян Брожек (астролог-советник королей Сигизмунда III и Владислава IV).

Свое собственное тайное знание расцветало в еврейском гетто Кракова — Казимеже (конец этого гетто запечатлен в знаменитом фильме Список Шиндлера). Здесь трудился великий каббалист Натан Спира. Он был едва ли не первым, кто отважился преподавать сокровенное учение Каббалы открыто. В школе ребе Натана Спиры было много учеников. Днем он занимался с ними, а по ночам, как и положено истинному эзотерику, разбирал каббалистические писания...

Дух ренессансного Кракова как нельзя лучше запечатлен в легенде об ученом пане Твардовском. Скорее всего, это была реальная историческая личность — сохранились сведения, что он жил в XVI веке, практиковал высшую магию и некромантию. По просьбе короля Си-гизмунда-Лвгуста он будто бы вызвал призрак его незадолго перед тем скончавшейся жены, Барбары Радзивиллувны. Недалеко от Вавеля находятся скалы Твардовского — по преданию, где-то здесь, в сумрачном гроте, потерявший веру в Создателя ученый подписал сделку с дьяволом.

Краков потерял свой столичный статус после переезда королевского двора в Варшаву в 1609 году. Бурная история последующих столетий пощадила город. Сегодня Краков — столица польской интеллигенции, университетский и туристический центр. Одновременно он. как ни один другой город в Польше — город папы. (Вообще-то, как заметил краковский скульптор Мариан Конечны, в Польше не было столько памятников Сталину, сколько сейчас стоит папе.) Кароль Войтыла, будущий Иоанн Павел II, начинал свое служение и достиг епископского сана в Кракове. Поэтому представляется вполне уместным завершить этот очерк словами папы о еще одном мистическом месте Кракова. Речь идет о Санктуарии (святилище) Божьего милосердия в Лагевниках, связанном с именем Фаустины Ковальской (1905-1938). На протяжении своей жизни сестра Фаустина неоднократно имела мистические видения, а в 1931 году ей в особом образе Христа открылась тайна Божьего милосердия. Фаустина Ковальская стала первой святой, канонизированной Ватиканом в юбилейном 2000 году. В 2002 году, посещая Санктуарии в Лагевниках, папа сказал: Я убежден, что это особое место, избранное Богом для излияния благодати Своего милосердия.