cat-right
Достопримечательности мира     |     Прага Рудольфа II

Мистические легенды Праги

Прага [Prague] — один из наиболее мистических городов Европы, а возможно, и всего мира. Г. Майрипк, писатель и финансист (по слухам, использовавший в борьбе с конкурентами запрещенные оккультные приемы), дает свое определение уникальности Праги: Другие города, какими бы древними они ни были, кажутся мне невольниками тех, кто в них обитает; они как будто дезинфицированы какой-то сильной стерилизующей кислотой — Прага же управляет своими жителями как марионетками: дергает их за ниточки с первого до последнего вздоха... Магическая сущность города лучше всего проявляется в низкий сезон, когда осенние или весенние туманы, вступающие в Прагу от реки Влтавы — Мольдау, возвращают призракам разных веков и эпох полноценные права гражданства.

Современную столицу Чехии составили четыре города: Градчаны (выросший вокруг королевской крепости — Града), торговый и университетский Старый Город (Старе Место), заложенный для немецких колонистов королем Пржемыс-лом Отакаром II квартал Мала Страна и, наконец, возведенный императором Карлом IV Новый Город (Нове Место). Каждый из этих городов имел свои законы, права и привилегии. В единую административную систему они слились только в 1784 году. Если прибавить сюда древний рыцарственный Вышеград и Старый Еврейский город, объединенный с Прагой лишь в 1850 году, то пражских городов получится уже шесть.

Древнеславянский город был основан в IX веке княгиней-пророчицей Либуше близ городка Мелник, где у слияния вод Влтавы и Лабы разошлись пути Чеха, Леха и Руса.

Самые древние призраки окружают две пражские твердыни, выступавшие в истории антиполами,— имперскую резиденцию Град и опальный Вышеград, с которым, однако, связаны первые события чешской истории. Мудрая и прекрасная княжна-пророчица Либуше, основательница Вышеградской крепости на скале нал Влтавой, приказала привести к себе богатыря Пржемысла прямо от плуга, чтобы сделать его своим супругом. От их брака произошла династия чешских королей. После смерти Либуше ее подруги попытались отстоять матриархатные порядки в знаменитой войне дев, но потерпели поражение.

Считается, что Либуше и после смерти не сложила с себя бремя забот о своем народе. Ее посланник — безголовый рыцарь — появляется под стенами Вышеграда. Ему поручено разузнать, каково живется чехам на чешских землях, и сообщить об этом своей госпоже. (Народное поверье в своем поэтичном видении не считает отсутствие головы препятствием для этой задачи). Если Либуше получит известие, что чехи нуждаются в ее помощи, она может вступиться за свой народ. Рассказывают, что под утесом, на котором возведен Вышеградский замок, вот уже более тысячи лет спят рыцари Либуше, готовые пробудиться по слову своей повелительницы.

Легенда повествует, что Либуше в сопровождении юных дев часто ходила в купальню под стенами Вышеграда. Считается, что когда сумерки ниспадают на Прагу, красавицы из прошлого тысячелетия появляются на месте, где они служили своей госпоже, и до припозднившегося путника может донестись их чарующее пение. В действительности же романтичная купальня Либуше с южной стороны крепости представляет собой руины сторожевой башни XV века: речные суда подвозили сюда продовольствие и по ложбине в скале его поднимали наверх.

Мрачные духи языческих времен клубятся, собираясь близ ГрадаОни происходят из той эпохи, когда древние боги славян отчаянно сопротивлялись пришествию новой веры. Основатель Града, князь Бори-вой (850-895) вместе со своей супругой Людмилой был обращен в христианство создателем славянской азбуки Мефодием. Боривою наследовал его сын Воротислав, Сам он был добрым христианином, но его супруга Драгомира, хотя и была крещена, следовала языческим обычаям. После смерти Воро-тислава Драгомира стала правительницей-регентшей при своем юном сыне Вячеславе. Язычница не только по вере, но и по характеру, Драгомира отличалась неуемным нравом. Окружив себя единомышленниками, она старалась повернуть историю Чехии вспять, возродив дохристианские порядки. Людмила постаралась достигнуть того, чтобы Драгомира была отстранена от дел правления. Но коварная княгиня жестоко отомстила своей свекрови. Подосланные убийцы ворвались к Людмиле, когда она молилась, и задушили ее. Произошло это в 927 году. Народное предание повествует о страшном конце Драгоми-ры. Однажды она выехала из пражского Града, чтобы совершить жертвоприношение языческим божествам. По пути Драгомира выкрикивала проклятия христианству. Ее богохульства не остались безнаказанными — внезапно земля разверзлась, серное пламя полыхнуло из расселины, и колесница с княгиней была поглощена адской бездной. Пражане знают, что Драгомира может появляться и в наше время на объятой адским огнем карете без кучера. В темные и бурные ночи, среди отблесков молний и завываний ветра адские кони несут ее по улицам Градчан. Другое предание говорит, что не получившая упокоения душа княгини раз в год появляется в образе огненной собаки у костела св. Ми-кулаша.

Современный собор св. Вита (XIV в.) включает древнюю капеллу, посвященную покровителю чешских земель, святому страстотерпцу Вячеславу (Вацлаву), сыну Воротисла-ва и Драгомиры, убитому в сентябре 935 года. В роскошно украшенную часовню ведет дверь с ручкой в форме львиной головы — именно за нее схватился князь-мучеиик, палая под смертельными ударами. Из часовни св. Вацлава есть проход в сокровищницу, где хранятся королевские регалии — их показывают публике только по особому поводу. В этой кладовой хранится и корона св. Вацлава. Легенда утверждает, что каждый, кто осмелится примерить венец святого князя, умрет страшной смертью. Последним, кто возложил на себя корону, был германский протектор Богемии и Моравии Гей-дрих. Вскоре после этого его автомобиль был подорван чехословацкими диверсантами.

Карлов мост, построенный мастером Петром Парлержем по заданию короля Карла IV из Люксембургской династии, соединяет не только Малу Страну со Старым Городом — этот мост словно переброшен через столетия. В эпоху крестовых походов здесь располагалась важнейшая стратегическая переправа на пути, который должен был завершиться в Иерусалиме. Имеются сведения, что Карлов мост был возведен в соответствии с астрологическими и нумерологическими предписаниями. Его скульптурная галерея хранит память о сакральных рубежах чешской истории. По легендам, место, где стоит известный пражский рыцарь, в древности было отмечено языческим капищем, а идол, свергнутый отсюда, до сих пор лежит на дне реки. Перекрываемый мостом остров Кампа отделен от Малой Страны протокой под названием Чертовка. Имя это возникло не случайно — здесь издревле стояли мельницы (а мельники, как известно, знаются с нечистой силой). Один из домов остался в пражской истории под названием У семи чертей... Но на мосту присутствует и дух святости. Между шестым и седьмым пролетами находится статуя святого епископа Яна Непомуц-кого (Непомука). С этого самого места в 1393 году пражский архиепископ был сброшен в реку. Предание гласит, что король Вацлав IV обрек его на смерть за отказ выдать тайну исповеди королевы. Сегодня не слишком, в общем-то, религиозные чехи, приходят к статуе, чтобы доверить Яну Непомуку свои самые сокровенные тайны и загадать желания (которые, как верят, будут исполнены).

Мы не назвали здесь еще очень многих пражских призраков. На Вра-тиславовой улице появляется серебряный всадник — король Пржемысл Отакар II; на Целетной, близ университета Каролинум можно встретить призраков проститутки и священника (когда-то разгневанный служитель Божий убил здесь блудницу и сам внезапно скончался от удара); в пивной У Рибара (а говорят, что и во многих других пивных тоже) припозднившийся посетитель не застрахован от встречи с тоскливым магистром Палехом, который когда-то предал на смерть Яна Гуса. Большое количество привидений связано со средневековым сообществом алхимиков и с еврейской диаспорой (см. ниже).

Высказывалось мнение, что обилие в Праге привидений объясняется каким-то природным феноменом, например, наличием в земле радиоактивных порол. Но и сама Прага, с ее архитектурным ландшафтом, остается сильнейшим фактором воздействия на сознание человека. Г. Майринк, не устававший удивляться городу на Влтаве, признавался: Эта фантастическая готика с ее скульптурами, словно отлитыми из запекшийся крови! Сколько бы я ни смотрел на нее, она не перестает волновать мою душу.