cat-right
Достопримечательности мира     |     Аркона

Монсегюр

Гора или пик Монсегюр [Monsegur] представляет собой огромную скалу (1207 м), закругленную в виде сахарной головы, затерянную на северных склонах Пиренеев среди вершин от 2000 до 3000 метров. С трех сторон скала круто обрывается в долину. Подняться наверх можно только по западному склону. На самой вершине находятся развалины очень маленького замка. В историю этот замок вошел как последний оплот ереси катаров, распространенной в Южной Франции в XII—XIII веках. В то время замок находился на территории Лангедокского графства, простиравшегося от Аквитании до Прованса и от Пиренеев до Керси. Вся эта земля откололась от католической церкви, приняв еретическое учение катаров (по греч. чистые). Религия катаров пришла с Востока. Современники считали катаров манихеями и арианами — представителями ересей, с которыми было покончено уже довольно давно. Религия катаров — это ересь, не имевшая ничего общего с тем христианством, что сложилось за десять веков существования Церкви, она возвращала к временам, когда догмы христианства еще не выкристаллизовались, когда господствующим направлением был гностицизм, синтез античной философии с христианством, не признававший сотворение Богом злого начала и материи. Религия персидского мага Майи, где Добро и Зло представляли два основных начала, разгромленная по всей Европе и Азии, все же проникла в христианство. Но попытка соединить их в Армении и Малой Азии, предпринятая павликианами, окончилась неудачей в 862 году, пав-ликиане были депортированы на Балканский полуостров. Здесь и зародилось учение, которое легло потом в основу учения катаров. В царстве Болгария переселенные павли-киане отправляли свои обряды, пока греки и римляне не обратили болгар в христианство. В X веке во Францию из Болгарии пришло учение богомилов, получившее название ка-тарской ереси. К XII веку, несмотря на преследования, катарская вера стала полуофициальной религией, выйдя из подполья и насаждая в стране свои традиции, свою историю и иерархию. Катаров стали называть альбигойцами, поскольку впервые они заявили о себе в Аль-би. Управляли этими землями графы Тулузские, некоронованные короли юга, как называли их тогда.

10 марта 1208 года папа Иннокентий III объявил крестовый поход христиан против ереси, которая ужасней сарацинов. Врагом был объявлен покровитель ереси Раймон VI, граф Тулузский, кузен короля Франции, шурин королей Англии и Арагона, один из величайших вельмож западного христианского мира, владыка Лангедока.

Кровопролитная война христиан против христиан была названа первым геноцидом Европы. Так, например, в городе Безье было перебито 20 тысяч человек, причем не щадили ни женщин, ни детей. Исторической стала фраза папского легата Арнольда да Сато. На вопрос какого-то солдата, как отличить катаров от добрых католиков, легат ответил: Убивайте всех — Бог узнает своих!

Последним оплотом катаров (совершенных) стал замок Монсегюр, расположенный в труднопроходимых горах, и ставший прибежищем для многих, бежавших от религиозных погромов по всей стране. В 1204 году замок лежал в руинах. Совершенные попросили владетеля замка Раймона де Перелла отстроить его и сделать официальным прибежищем Церкви катаров. Катары уже давно считали этот замок особо почитаемым местом, предназначенным для их культа. Сюда стекались паломники, за ними шли купцы, что способствовало развитию этого негостеприимного края — так у подножия скалы возник поселок. В течение десяти лет Монсегюр был центром катарского сопротивления. Богослужения проходили с завидным постоянством, несмотря на войну. Здесь встречались мятежные знатные вельможи, сюда тянулись паломники даже из далекой Испании, чтобы предаться молитве и духовному созерцанию. Став столицей Церкви катаров, замок обратился в арсенал и сокровищницу . Между 1232 и 1242 годами ко всему прочему замок превратился в некрополь, куда умирающих везли по горным тропам на спинах мулов, чтобы, получив благословение, быть похороненными у стен Монсегюра. С 1223 года католики именовали замок Синагогой Сатаны, термином, взятым у самих катаров, которые так называли всю католическую церковь.

Всего несколько сотен защитников в течение многих месяцев обороняли замок против шестидесяти тысяч крестоносцев. Кроме того, крепость забрасывали камнями из катапульт (эти камни можно видеть и сейчас во дворе замка). В марте 1244 года после года осады Монсегюр пал. Спустя несколько дней после взятия замка 257 совершенных, уцелевших после битвы, взошли на костер. Однако четверо совершенных смогли скрыться и унести некие сокровища Монсегюра и все тайны катаров. Об этом под пыткой рассказал комендант Монсегюра Лрно-Роже де Мирпуа.

Скала, на которой стоит замок, защищена самой природой и очень труднодоступна. Развалины замка, сохранившиеся до наших дней, изобилуют остроконечными башнями и высокими коньками крыш. В выборе места для Монсегюра заметна не только оборонительная, но и эстетическая мотивация. В похожих местах — на скалах, на одиноких вершинах — строили церкви. По архитектуре замок не похож ни на крепость, ни на религиозное здание. Форма его продиктована формой скалы, на которой он находится, а планировка определяется в первую очередь эффектами освещения, так как стены ориентированы но отношению к восходящему солнцу.

Самое странное в конструкции замка — его двое ворот. Их ширина больше двух метров и они не защищены ни башней, ни какой-либо иной конструкцией. Такие ворота в замках не делали нигде — портал получился больше похожим на церковный. Сама идея построить такие ворота противоречит всем нормам средневековой архитектуры, и даже высказывалась мысль, что Монсегюр был предназначен для совершения каких-то неизвестных ритуалов, причем еще задолго до прихода сюда катаров. Возможно, это были ритуалы, связанные с солнцем; некоторые исследователи утверждают, что с помощью стен и амбразур замка можно вычислять дни солнцестояний. Однако гипотеза об особом ритуальном использовании сооружений Монсегюра пока остается только гипотезой — не существует никаких исторических свидетельств о существовании в тогдашнем Лангедоке солярного культа.

С замком связана и легенда о Святом Граале. Согласно альбигойской легенде, Грааль хранился в Монсегюре — он был унесен последними совершенными из замка во время осады и где-то спрятан. Немецкий археолог Отто Ран в начале XX века всю свою жизнь посвятил поискам Грааля в окрестностях Монсегюра. До последних своих дней он был уверен, что чаша хранится в скальных переходах, пробитых катарами под замком. Гора же, на которой стоит замок, приравнивается к легендарной горе Монсаль-ват бретонского цикла легенд о Святом Граале