cat-right
Достопримечательности мира     |     Соборная площадь

Москва: принципы организации пространства

Официальной датой основания Москвы считается 1147 год, когда она была впервые упомянута в летописи в связи с именем князя Юрия Долгорукого; в это время город уже существовал. Есть письменные источники, позволяющие отнести дату основания на два с половиной века раньше — так, исторический текст XVII века называет основателем Москвы князя Олега: При княжении же своем Ольг прииде на Москву реку, в нея же текут Неглинна и Яуза, и постави ту(т) град именова Москва, и посади ту князя, сродника своего... Видимо, речь идет о строительстве крепости и назначении ее военного коменданта (варяга по происхождению, ведь и сам Олег был варягом). В связи с довольно поздней датировкой источника, это сообщение не получило широкого распространения в исторической науке. Однако независимо от того, в каком веке — IX или XII — был основан укрепленный город, населенный пункт здесь существовал еще со времен дьяковской археологической культуры.

Со времени зарождения городское пространство Москвы строилось согласно определенным закономерностям. Частично эти закономерности обусловлены экономическими и военными причинами, частично — архитектурными традициями, а частично — сакральными факторами.

Существует общемировая традиция, согласно которой обжитое пространство (пространство селения, города, области, страны, конфессионального объединения) строится вокруг некого axis mundi — центра мира. Первоначальное московское поселение на мысу Боровицкого холма строилось вокруг священного камня, который пользовался почитанием до середины XIX века. Камень находился в геометрическом центре тогдашнего города.

Примечательно, что при расширении территории Москвы ритуальный центр мира также перемещался; не позже второй половины XIV века на Соборной площади Кремля возникло Лобное место — специальное каменное возвышение и сооружение с колоколом, имеющее значение сакрального центра. По всей видимости, колокол был вечевым, и Соборная площадь использовалась как место народных собраний.

При Иване Грозном Лобное место было перемещено в южную часть Красной площади, где находится и поныне. Одной из основных причин перемещения, конечно, было желание царя в целях безопасности вынести неспокойный вечевой центр за пределы Кремля. Однако получилось так, что, благодаря действию царя, данный объект, имеющий значение axis mundi, опять был перенесен в новую точку геометрического центра города (который к тому моменту еще больше разросся).

Символика центра мира просматривается в самом топониме Лобное место. С одной стороны, лобными у русских назывались места, находящиеся на возвышенности (на лбу), видные со всех сторон, в то же время этому слову было присуще значение первый, главный. С московским Лобным местом связывалась символика иерусалимской Голгофы (Calvarium), образ которой на Руси был широко известен как по Евангелию, так и по многочисленным апокрифическим текстам. В средневековой традиции Голгофа часто представлялась как Голова Адама, центр и мифологическое первоначало Вселенной. Например, в русском Стихе о "Голубиной книге" (фольклорном тексте, имеющем многочисленные отсылки к дохристианской мифологии), глава Адамова, лежащая на горе Сионской у дерева кипарисова , является всем главам мати, от нее у нас в земле цари пошли. Не исключено, что в представлениях о голове как центре мира содержится не только христианский, но и более древний языческий пласт.

Ритуальные действия, которые производились на новом Лобном месте, опять же, связаны с символикой сакрального центра мира — все они предполагают некое воздействие на все четыре стороны (то есть на все горизонтальное пространство) и открытость, доступность всему миру. Так, Лобное место служило трибуной для высочайших выступлений. По свидетельству картографа Майерберга (XVIII в.), там совершались торжественно священные обряды, обнародовались царские указы, и царь или боярин его обращал слово свое к народу. Здесь же совершалась своеобразная инаугурация нового царя. С. Коллинс (в 1659 году прибывший в Россию как личный врач царя) писал: Когда царевичу исполнится 15 лет, его ведут на площадь и ставят на возвышенное место, чтобы весь народ его видел и тем мог предохранить себя потом от обмана, ибо в России являлось много самозванцев. До сего обряда царевича видят только приставленный для его воспитания и некоторые из главных прислужников. Здесь же после освобождения Москвы в 1612 году от поляков и литовцев русские воеводы князь Пожарский и Трубецкой совершили благодарственное молебствие и затем вступили в Кремль, очищенный от врагов. На Лобном же месте избранием на царство Михаила Федоровича Романова был положен конец всяким смутам и неурядицам, порожденным появлением самозванцев. В 1812 году, после бегства французов из Москвы, преосвященный Августин с Лобного места окропил оскверненный врагами город святой водой на все четыре стороны. 25 сентября 1830 года митрополит Филарет провел здесь крестный ход и отслужил молебен во избавление Москвы от сильнейшей эпидемии холеры (считается, что именно после этого смертность в городе пошла на убыль) предводительством Никиты Пустосвята требовали собора на Лобном месте. После тщетных словопрений в Грановитой палате с патриархом Иоакимом и царевной Софьей они самовольно вошли на Лобное место и устроили выступление в защиту старой веры. Действия раскольников соответствуют общемировым традициям искать заступничества перед высшим, божьим судом на священной территории.

Представляется вполне правомерным предположение о том, что архитектурный ансамбль Красной площади проектировался как храм под открытым небом для проведения массовых богослужений. Храм Василия Блаженного при этом занимал место иконостаса, а Лобное место служило аналоем. Спасские ворота напротив Лобного места открывались только в дни особых торжеств и служили для прохождения крестного хода с царем и патриархом во главе (запрет на прохождение Спасских ворот соблюдался не во все века, но всегда эти ворота обладали особым сакральным статусом).

Со временем сакральная деятельность на Лобном месте затихла. Одним из последних ритуалов, связанных с символикой axis mundi, был обряд кормления голубей, который проводился около Лобного места вплоть до первых лет советской власти. Здесь стояли женщины, торговавшие пшеном; прохожие, покупая пшено, тут же высыпали его на мостовую, па прокорм голубям (по воспоминаниям очевидцев, птицы были настолько ручными, что любили сидеть на головах торговок). Видимо, угощение голубей имело религиозный и магический характер. С одной стороны, голубь в христианстве был воплощением Святого Духа — соответственно, обрядовое кормление религиозное действие — молитва Святому Духу. В то же время, в народе существовал обычаи передавать через птиц просьбы к Богу (это делалось в определенных случаях, в частности, было принято обращаться к птицам при молитве за умерших нехорошей смертью — самоубийц утопленников и т. д.). Магические действия подобного рода часто производились на перекрестках, то есть в местах, связанных с четырьмя сторонами света. Таким образом в обряде кормления голубей снова проявляются мотивы четырех сторон света и центра мира.

Трудно сказать, насколько осознанным был выбор Лобного места для ритуального действия, состоявшегося 12 марта 1917 года, когда на Красной площади проводился парад в честь победы Февральской революции. Поэт М. Волошин вспоминал, что в этот же день в Москву из окрестных деревень собралось множество слепцов, которые, расположившись по папертям и по ступеням Лобного места, заунывными голосами пели древнерусские стихи о Голубиной книге и об Алексее, Человеке Божьем. Торжествующая толпа с красными кокардами проходила мимо, не обращая на них никакого внимания. Но для меня... эти запевки, от которых веяло русской стариной, звучали заклятиями... И тут внезапно и до ужаса отчетливо стало понятно, что это только начало, что Русская Революция будет долгой, безумной, кровавой...

Еще один принцип, по которому строилось сакральное пространство Москвы в средние века — копирование черт великих городов- преД шественников. Возвысившись над другими русскими городами, Москва начала претендовать на преемственность древних традиций государстненности. К XVI веку сформировалась концепция Москвы как Третьего Рима, где первый Рим — столица великой империи античности, а Второй Рим — Константинополь (рус. Царьград), столица Византийской империи. Не менее важной, чем традиция государственности, была традиция религиозной преемственности. Помимо того же Константинополя (столицы православия) московские государи в качестве религиозного предшественника выбрали Иерусалим, колыбель христианства.

В XV-XVI веках интенсивно велась разработка новой идеологической концепции. Появились литературные произведения, создающие мифологическую основу исторической преемственности (в частности, в одной из повестей говорилось, что все три Рима были основаны при кровопролитии,что вызывает явные ассоциации с понятием строительной жертвы); была создана легенда о том, что род московских князей через Рюрика восходит к Августу, кесарю римскому; был принят византийский герб и т. д. На уровне сакральной географии наблюдалось копирование в московском городском ландшафте элементов ландшафта Иерусалима, Рима и Константинополя.

По отношению к Кремлю употреблялось выражение Царь-город (ср.: Константинополь — Царьград). Неоднократно подчеркивалось, что Москва находится на семи холмах, как Рим и Константинополь (хотя во всех трех городах выделение именно семи холмов из неровностей рельефа — довольно условно). Как уже отмечалось, иерусалимский прототип имеет Лобное место на Красной площади. В северной части Белого города была построена се-миверхая башня (подобные башни существовали в Иерусалиме и Константинополе). Список архитектурных памятников средневековой Москвы, имеющих древние прототипы, можно продолжить.

У пророка Иезекииля дается структура священного города будущего: он квадратный в плане, с двенадцатью воротами, со священным храмом в центре города. Впоследствии в Откровении Иоанна этот город описан как божественный Небесный Иерусалим. Средневековая Москва соответствует этому описанию: по форме она близка квадрату, имеет двенадцать ворот, в центре располагается Кремль с многочисленными соборами. Пророчество о Небесном Иерусалиме как средоточии святости и божественной благодати будущего толковалось применительно к Москве как к новому политическому и религиозному центру.

На примере истории Москвы можно проследить, как при развитии городского пространства учитываются и военно-административные, и экономические, и сакральные факторы.

Рост Москвы был естественным и поступательным; карта города напоминает срез дерева. Москва строилась по радиально-кольцевому принципу: основные радиальные улицы представляют собой начало дорог, ведущих к ближайшим городам, а кольцевые улицы соответствуют городским укреплениям па разных исторических этапах. Концентрические парки и бульвары современной Москвы являются остатками оборонительных полос перед крепостными стенами. Двенадцать ворот, которые делали Москву похожей на Небесный Иерусалим, обусловлены экономическими причинами — ив наше время количество крупнейших автодорог, выходящих из Москвы, равно двенадцати. В то же время, по крайней мере на протяжении средневековья, в организации города прослеживаются сакральные концепции (центра мира, Небесного Иерусалима, сорока сороков и др.). В некоторых случаях следование этим концепциям было стихийным, в некоторых — было организовано сознательно.