cat-right
Достопримечательности мира     |     Перунова рень

Остров хортица

В сочинении Константина Багрянородного Об управлении империей (1-я пол. X в.) упоминается некий остров на Днепре, служивший местом совершения языческого обряда. Константин Багрянородный писал, что после прохождения последнего днепровского порога, на котором была особенно велика опасность нападения со стороны печенегов, путешественники достигают острова, называемого Святой Григорий. На этом острове они совершают свои жертвоприношения, так как там стоит громадный дуб: приносят в жертву живых петухов, укрепляют они и стрелы вокруг [дуба], а другие — кусочки хлеба, мясо и что имеет каждый, как велит их обычай. Бросают они и жребий о петухах: или зарезать их, или съесть, или отпустить их живыми . Жертвоприношение имело благодарственный характер — позади оставались двенадцать днепровских порогов, далее вероятность нападения печенегов сводилась к минимуму.

Исследователи сходятся в том, что пол именем острова святого Григория упомянут остров Хортица.

Обрядовые действия, описанные Константином Багрянородным, были продиктованы объективными причинами — окончанием или началом трудного перехода по днепровским порогам. Однако, надо полагать, Хортица, сама по себе была крупным сакральным центром. В 1993-1999 годах в северной части острова археологом М. А. Осипенко было раскопано святилище, относящееся ко II тысячелетию до н. э. Этот комплекс из местного гранита включал в себя несколько сооружений в виде кольцевых кладок, стел, вымощенных площадок. Несмотря на то, что в данном регионе сменялись археологические культуры, святилище использовалось непрерывно на протяжении всего II тысячелетия до н. э.

Высказывалось мнение, что название Остров святого Григория у Константина Багрянородного связано с современным названием Хортица. Хортами на Украине называли короткошерстных гончих собак и волков. В то же время, у восточных славян с именем святого Григория связывался период разгула волков, совмещающийся с разгулом нечистой силы: считалось, что со дня этого святого (23 ноября) волки выпускаются на волю. Не исключено, что Хортица была как-то связана с волчьими культами, и христианское название остров святого Григория, зафиксированное Константином Багрянородным, было дано в противовес устоявшимся языческим обычаям. В пользу данного предположения говорит и тот факт, что узкий и скалистый отрезок Днепра чуть выше острова звался Волчьим горлом.

Конечно, луб, описанный Константином Багрянородным, не сохранился. Однако и до сих пор дубы на острове растут в изобилии. На настоящий момент достопримечательностью острова является 700-летнее дерево. Сохранились рассказы об огромном дубе, который рос на острове до 1871 года; по легендам, ему якобы было две тысячи лет. Почитание дуба было широко распространено на всем пространстве расселения индоевропейских народов; однако примечательно, что именно на днепровских водных артериях, связанных с активностью россов, обнаружены остатки двух дубов, служивших объектами языческого культа. Ствол одного дерева был обнаружен на дне Десны (в восьми километрах от устья), другого — около древней переправы через Днепр ниже устья Десны; в стволы были вставлены кабаньи челюсти (четыре и девять соответственно), образующие фигуру квадрата.

Свидетельство византийского автора о воинском культе на Хортице было подтверждено археологическими исследованиями. Действительно, здесь были обнаружены остатки древнерусского поселения, древнейший слой которого датируется X-XI веками. Были раскопаны большие дома — вероятно, служившие для размещения дружинников. В летописи Хортица впервые уиоминается в 1103 году, когда князья Давид Всеславич, Мстислав Игоревич, Вячеслав Ярополчич и Ярополк Владимирович использовали ее как базу для похода на половцев: Поидоша на коних и влодьях, и приидоша ниже порог и сташа в протолчех и Хортичьем острове. В Воскресенской летописи (под 1223 г.) Хортица названа Варяжским островом, что, опять же, указывает на наличие здесь военной базы русских дружинников, среди которых было много варягов.

Центром воинского (волчьего) объединения Хортице было суждено стать и впоследствии. В пятидесятых голах XVI века Димитрий Виш-певецкий построил укрепление на Хортице и поместил там казаков — так появилась первая Запорожская Сечь. Впоследствии главное укрепление было перенесено в другое место, но казачьи лагеря на Хортице и в ее окрестностях существовали всегда, вплоть до переселения казаков в кубанские степи.

На дне проток вокруг острова было обнаружено большое количество чаек (гребных судов запорожцев), оружия, привозных предметов. Особого разговора заслуживает тема казачьего золота — возвращавшиеся из набегов запорожцы делали схроны , куда складывали личную добычу; в случае гибели владельца схрон оставался невостребованным. До недавнего времени на запорожских берегах холили легенды о камнях с надписями, пол которыми якобы лежат казачьи клады; в легендах говорилось, что многие камни заросли мхом и найти их теперь невозможно.