cat-right
Достопримечательности мира     |     Остров Эносима

Сакральное пространство в японской традиции

Современную Японию трудно представить себе без огромных городов и скоростных экспрессов, без небоскребов и компьютеров, но еще труднее представить себе Японию... без храмов. Их очень много, они встречаются почти на каждом шагу, то неожиданно возникая в тени густого парка, то возвышаясь над маленькими домиками жилого квартала. Одни из них — небольшие, под дранковой крышей, другие — величественные, сверкающие позолотой и красным лаком. Дорогу к одним указывают лишь каменные фонарики и деревянные арки — тории, выкрашенные в красный цвет и имеющие форму буквы П, другие же видны издалека: тяжелые фигурные крыши, громадные ворота, многоярусные пагоды. И внутри все по-разному: в одних — нет никаких изображений, а лишь висит толстый соломенный жгут с прикрепленными к нему полосками бумаги, в других — наоборот, в изобилии изображения божеств и обязательная фигура Будды, восседающего на цветке лотоса. Совсем непохоже молятся люди в этих храмах: подходя к одним, хлопают в ладоши, желая привлечь внимание богов, около других — смиренно склоняют голову к соединенным перед грудью ладоням.

Эту разницу заметит каждый и, подивившись, решит узнать, приверженцами каких религий они построены? Как уживаются вместе эти столь разные религии? И, если в стране так много храмов, то сколько же должно быть верующих? Ответ на последний вопрос наверняка ошеломит его. Ведь как полагают сами японцы, верующих в стране почти в два раза больше, чем все ее население. Однако этот, на первый взгляд, курьезный факт — чистая правда. Япония — это страна, где на протяжении веков сосуществовали две религии — синтоизм и буддизм, и японцы исповедовали обе.

Религия синто закрепила за собой радостные события в жизни человека. Новорожденного малыша обязательно несут в синтоистский храм, чтобы представить местным богам. А весной и осенью у храмов можно увидеть свадебные процессии — свадьба тоже в основном сфера влияния синтоизма. С синто связаны и народные празднества: подготовка к полевым работам и сбор урожая, охрана благополучия и достатка семьи, а также обряды начала какого-либо важного дела: строительства дома или плотины, спуск на воду нового судна.

Печальные же события были отданы буддизму. Именно по буддийским канонам проводятся похороны и поминки. А уход за кладбищами — источник доходов многих буддийских храмов.

Синто — это исконная японская религия, название которой означает путь богов. Возник синто из местных культов природы, поклонения родовым божествам, из древних шаманских и колдовских обрядов. В основе синто лежит культ преД" ков, идея сыновней почтительности. Предки и потомки связаны воедино незримой нитью, и только помня о своих предках, поклоняясь их духам, человек обретает достойную жизнь и оправдывает свое появление на свет — учит синто.

Согласно синто весь мир населен божествами — ками, которые живут во всех предметах и явлениях: есть свои ками у горы и ручья, у радуги после дождя, у старой сосны, у домашнего очага и даже у придорожного камня. И душа человека после смерти тоже становится божеством — ками.

Ками в Японии очень много. Есть среди них малоизвестные, о которых знают и которым поклоняются жители только одной деревни или даже члены одной семьи. А есть популярные ками — и храмы, посвященные им, можно встретить по всей стране.

Практически каждый синтоистский храм имеет свою группу мифов, в которых повествуется о событиях, связанных с его возникновением, о божествах, покровительствующих этой местности, о легендарных и исторических героях, жизнь которых так или иначе соприкасалась с данным храмом.

В синто вообще нет каких-либо священных книг, содержащих нравственные заповеди или регламентирующих нормы поведения. Мифы, легенды, предания, обрядовые предписания одной местности или храма могут быть совершенно неизвестными и необязательными для соседних. Вместе с тем в Японии существует и такой свод мифов, который является единым для всего синто и в общей форме известен каждому. Эти мифы были записаны в хронике Кодзики, что значит Записки о делах древности в начале VIII иска. Книга повествует об эре богов на японской земле, о том, как боги создали Японию, о том, как они управляли страной. Исторически Кодзики охватывают огромный период, и последние главы книги больше напоминают династические хроники, в которых действуют реальные исторические лица — японские императоры V—VII веков.

Согласно мифам Кодзики, сначала был хаос, похожий на океан масла или на яйцо, содержащее еле различимый зародыш. Потом из хаоса стали рождаться боги. Так родилось семь божественных пар. Но только восьмой была отведена важная роль. Это были боги Идзана-ги и Идзанами. По приказу небесных божеств они встали на Плывущий Небесный мост и опустили в море хаоса копье, украшенное драгоценностями. Боги размешивали хлябь до тех пор, пока она не загустела. Тогда они выдернули копье, и капли с него упали обратно, образовав остров причудливой формы. Так, как рассказывают мифы, появилась Япония. Потом Идзанаги и Идзанами спустились на землю. От их союза родились еще острова и множество—множество божеств. Позже из левого глаза Идзанаги родилась богиня солнца Аматэрасу (букв. Небесное Сияние); из правого — бог луны Цукиёми; из носа — бог Сусаноо, повелитель морской стихии. У Аматэрасу было много потомков. Своего правнука Ни-ниги—но микото она отправила управлять Японией, а его праправнук — император Дзимму, был первым земным императором на японском троне.

В середине VI века правитель одного из корейских государств — Пэкче — прислал в дар японскому императору несколько буддийских сутр и изображение основателя буддизма — Шакьямуни. С этого времени и ведется официальный отсчет истории буддизма в Японии, хотя, конечно, идеи этой новой для японцев религии проникали сюда и раньше, а сам процесс утверждения буддизма на японской почве был очень длительным.

Первоначально буддизм считался религией придворной верхушки и как государственная религия сложился лишь к X--XI векам. В Японии существовало несколько буддийских сект, но самыми известными и почитаемыми были секты Тэндай и Сингон.

Тэндай сделала первую попытку объединить все известные ранее в буддизме школы и направления. Особое внимание уделялось так называемой сутре Лотоса, согласно которой любой человек, кем бы он ни был, может достигнуть просветления — нирваны и стать Буддой. Приверженцы секты Тэндай почитали множество божеств, будд и бодхисатв. И в наши дни Тэндай продолжает оставаться одной из крупнейших буддийских сект.

Другая секта — Сингон — считала, что есть два учения: одно для простых верующих, другое — для избранных, то есть для тех, кто уже прошел определенную часть пути к своему совершенству. Вся Вселенная, учит Сингон, это не что иное, как тело Будды, которое состоит из воды и огня, земли и воздуха, сознания и эфира. Будда присутствует во всем, что есть на земле, и лаже в сознании. При этом мысли и поступки людей исходят от Будды, ведь это его мысли и поступки. И лишь человек, глубоко осознавший это, может достичь просветления. Как и у секты Тэндай, приверженцев Сиигон и сегодня в Японии довольно много.

Благодаря буддизму в Японии были созданы удивительные произведения архитектуры и искусства. Замирает сердце при виде величественной фигуры будды Вайрочана (по яп. Дайнити в г. Нара), высота которой достигает 16 м. Именно с буддизмом, с такой его разновидностью, как дзэн, связано в Японии появление искусства философских садов и чайной церемонии.

Дзэнские сады были проникнуты идеей созерцания природы и единения с ней. Природа воспринималась как воплощение истины Будды и бесконечности времени и пространства. Далеко за пределами Японии известен сегодня сад монастыря Рёандзи в городе Киото — Сад пятнадцати камней. Он обладает почти гипнотической силой воздействия, хотя в нем практически ничего нет. На небольшой площадке, засыпанной белым гравием, расположено пять групп камней, разных по величине и форме. Всего их пятнадцать, но откуда бы вы не смотрели на них, вы увидите только четырнадцать. Пятнадцатый же, как символ непостижимости и неизведанности, всегда будет скрыт от ваших глаз. В этом саду главное — тишина и покой. Равновесие композиции, доведенное до абсолюта, дает возможность обрести спокойствие духа, сосредоточиться, взглянуть внутрь самого себя, отрешиться от внешнего мира. Каждый думает здесь о своем, познавая свое собственное яПомочь человеку увидеть красивое в обыденном, удивиться хорошо знакомому и привычному, ставила своей задачей и чайная церемония. Во время этого удивительного, умиротворяющего действа все приобретало великий смысл: и неровная поверхность чашки (глина шершава и, значит, естественна, а раз естественна — значит, прекрасна); и букет в вазе, и свиток живописи, и неторопливая беседа о красоте стоящей перед гостями чайной посуды — котелка для кипячения воды, коробочки с порошком зеленого чая, бамбукового веничка для взбивания чайной массы...

Казалось бы, между синто и буддизмом было мало общего, но с самого начала обе религии соседствовали друг с другом. Буддийские храмы строились недалеко от синтоистских, а прихожане молились и тем, и другим богам. Нередко божества — ками из синто уступали свои исконные функции буддийским святым, а те в свою очередь так приживались на японской почве, что воспринимались японцами как синтоистские. Особенно это смешение заметно в народной традиции — в народных верованиях и мифологии. Например, среди божеств, которым молятся японцы для получения богатого урожая, одинаково почитаемы и синтоистский бог риса Ина-ри, и буддийское мифологическое животное Рюо (санскр. Нага), обладающее чудодейственным свойством вызывать дождь. А бодхисатва Дзидзо (санскр. Кситигарбха) индийского происхождения стал в народных верованиях одним из наиболее популярных божеств, покровительствующих путникам и детям. Японцы считают Дзидзо почти всесильным: он может излечить от болезни, уберечь от злых сил, спасти при пожаре и даже дать долголетиеИ в наши дни храмы и небольшие кумирни, посвященные Дзидзо, можно встретить и в центре большого города, и на обочине проселочной дороги.