cat-right
Тверская область     |     Геологическое строение, рельеф и полезные ископаемые

Географическое положение Тверской области

ВЛИЯНИЕ НА ПРИРОДУ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ТЕРРИТОРИИ

Тверская область, которую часто не совсем точно называют Верхневолжьем, расположена в северо-западной части России. Ее территория составляет 84,1 тыскв. км, это — одна из самых больших по площади областей Европейской части страны.

С запада на восток область протянулась более чем на 450 км (от 30°50 до 38°20 восточной долготы), а с севера на юг — примерно на 350 км (от 55°40 до 58°50 северной широты). В целом она вытянута с юго-запада на северо-восток. Уже сами размеры обусловливают внутреннюю географию области, позволяя говорить об определенном разнообразии ее природы, населения и хозяйства. Изучению этих особенностей в основном и посвящены последующие главы книги. Здесь же отметим те общие особенности природы и хозяйства области, которые заданы ее географическим положением.

Расположением области в средних широтах обусловлено умеренное количество солнечной радиации, поступающей на ее территорию, явное преобладание в течение всего года умеренных воздушных масс, характер их циркуляции. Относительно небольшая удаленность от морей Атлантического океана (всего 400—500 км) оказывает смягчающее воздействие на климат территории, на степень ее увлажненности и частично — на почвенно-растительный покров.

Область расположена в пределах древней Восточно-Европейской платформы, что отразилось в ее орографии, тектоническом режиме и геологических отложениях. Когда-то здесь была зона действия древних ледников, и это оказало большое влияние на формирование современного рельефа и толщи четвертичных отложений.

Значительная часть области относится к Волжско-Каспийскому бассейну, благодаря чему имеется возможность прямого водного сообщения со всеми его городами и экономическими районами. После постройки Волго-Балтийского и Волго-Донского судоходных каналов зона возможных водных сообщений еще более расширилась.

Наконец, расположением в зоне смешанных лесов с характерными для нее почвами и уровнем распаханности территории определяются общие черты специализации сельского хозяйства и особенности сельского расселения на территории области.

Еще более значительное влияние на развитие области оказало в прошлом и продолжает оказывать сегодня ее экономико-географическое положение (ЭГП).

ЭГП — категория историческая, меняющаяся в соответствии с изменениями хозяйственной и политической обстановки. Но рассматривая историческую смену ЭГП и вообще историко-геог-рафические факторы, весьма важно не слишком увлекаться историческими изысканиями, а выделить такой исходный пункт, который позволил бы выявить корни современной хозяйственной и социальной ситуации!.

Для Твери и ее окружения таким историческим рубежом надо считать начало XVIII в., постройку новой столицы — Петербурга. До этого территория области длительное время находилась в состоянии депрессии, вызванной прекращением хозяйственных связей с Европой через Балтику и разорительным влиянием многих войн: Ливонской, нескольких войн со Швецией, польско-шведской интервенцией.

С началом строительства Петербурга ЭГП Тверских земель резко меняется. То, что еще недавно оказывало негативное влияние на их развитие — положение между Москвой и северо-западными воинственными соседями — становится теперь положительным фактором, так как территория превращается в зону жизнеобеспечения строящейся столицы. В выигрышном положении оказывается и сама Тверь, через которую пролегает тракт Москва—Петербург.

Выгоды положения еще более усилились в начале 1720-х гг. постройкой Вышневолоцкой водной системы, соединившей верховья Тверцы с верховьями Меты, текущей в озеро Ильмень. В результате образовался сквозной водный путь от Волги до Невы и Петербурга. Тверь оказалась в фокусе грузопотоков, питающих новую столицу. Обслуживание транзитного транспорта (гужевого и водного) и поставка продовольствия и различных товаров для Петербурга становятся основными функциями Твери, Торжка, Вышнего Волочка и множества сел, расположенных вдоль тракта и водного пути. Движение было очень интенсивным: во 2-й половине XVIII в . за одну навигацию по водной системе проходило до 6 тысяч судов и 8 тысяч плотов. Активизировалась хозяйственная жизнь и по всему Тверскому краю, получившему практически неограниченный рынок для сбыта сельскохозяйственной и ремесленной продукции. Волжские и другие приречные города выполняли функции перевалочных пунктов для отправляемых в Петербург грузов.

Города юго-восточной части края (Калязин, Кашин) обслуживали грузопотоки со средней и нижней Волги, города юго-запада (Ржев, Зубцов) посредничали в поставке грузов из днепровского бассейна. Аналогичную роль, но в связях с Ригой по рекам запад-нодвинского бассейна играл г. Белый , относившийся тогда к смоленским землям. Еще раньше благодаря торговле с Польшей и Прибалтикой вырос псковский город Торопец. Видимо, без всякого преувеличения можно сказать, что вторая половина XVIII в . — время наибольшего, конечно, в относительном измерении, хозяйственного расцвета всей современной территории нашей области. Причем причины этого, как мы видели, носили чисто экономико-географический характер.

Итак, все хозяйство и в особенности промышленность Тверского края в это время имеют ярко выраженную ориентацию на Петербург. Предприятия либо обслуживают транспортные нужды, либо производят для экспорта кожу и льняное полотно, либо изготавливают для самого Петербурга сети, канаты, различные металлоизделия. Но размеры предриятий здесь невелики, крупные капиталы уходили в столицу. Туда же в основном было направлено и отходничество.

Однако, несмотря на хозяйственный расцвет, именно в это время было положено начало промышленному отставанию Тверской губернии от Московской, Владимирской, Тульской и Ярославской, где уже в конце XVIII в. появляются ростки средней и крупной промышленности. Способствовало этому отставанию исторически сложившееся в Тверской губернии преобладание мелкопоместного помещичьего землевладения и, соответственно, мелкой помещичьей промышленности — кожевенной, льноткац-кой , винокуренной, маслосыродельной и т. п. По развитию основных отраслей промышленности Центра — хлопчатобумажной и металлообработки — Тверская губерния отстала от других на 40—60 лет. Это отставание в промышленном развитии прослеживается и до сих пор: область занимает в Центральном экономическом районе по уровню развития промышленности среднее место.

Однобокость хозяйственной ориентации на Петербург очень скоро дала себя знать. Уже в начале XIX в. в связи с дальнейшим развитием столицы возникает потребность в водном пути с большей пропускной способностью, чем могла обеспечить Вышневолоцкая система, и с постройкой Мариинской и Тихвинской систем, прошедших за пределами Тверской губернии, здесь начинается новая хозяйственная депрессия.

Открытие движения по Николаевской железной дороге (1851 г.) окончательно лишило большую часть губернии транзитно-перевалочной функции и высвободило массу людей, вызвав значительную и очень длительную (до нашего времени) миграцию за пределы губернии, а потом области. С этого времени начинается стагнация и даже упадок большинства средних и малых городов.

Реформа 1861 г. ускорила высвобождение рабочих рук из сельского хозяйства. Наличие избыточных, и следовательно, крайне дешевых трудовых ресурсов становится основным фактором развития крупной промышленности. Расположение на железной дороге, по которой из Петербурга в Центр шел импортный хлопок, определило специализацию территории. Развитию промышленности способствовали и большие запасы леса, служившего тогда основным топливом. Однако серьезное промышленное развитие получили лишь Тверь и Вышний Волочек.

В дальнейшем железнодорожная сеть как каркас территории становится основным фактором развития обрабатывающей промышленности. И вагонный завод, построенный в 90-х годах прошлого века, и почти любое из построенных после революции, строящихся сейчас или проектируемых предприятий как в Твери, так и в других городах области, вызваны к жизни удобством транспортного положения, близостью к Москве, Петербургу и другим крупным городам Центра.

Важно отметить, что несмотря на свою изменчивость, ЭГП может быть и достаточно постоянным. Так, со времени пуска железной дороги Москва—Петербург кардинальных изменений ЭГП Тверской губернии (области) уже не происходило, хотя частичное его улучшение наблюдалось с прокладкой каждой новой железнодорожной линии. Наибольшее значение имела, видимо, постройка Виндаво-Рыбинской дороги (отрезок Рыбинск—Бологое завершен в 1871 г., а в 1897 г. дорога ушла далее на запад), давшей восточной части губернии прямой выход к балтийским портам и стимулировавшей этим дальнейшее развитие льноводства. Постоянство ЭГП — признак сформированности территориальной структуры экономического района.

На протяжении всех послереволюционных лет ЭГП области остается положительным фактором с точки зрения перспектив развития производства. В области возникают многочисленные промышленные предприятия (главным образом машиностроительные), либо имеющие прямые связи по кооперации с предприятиями Москвы, либо дополняющие промышленный комплекс Центра. Благодаря развитой железнодорожной сети и положению в центре Европейской части большинство городов и поселков области не испытывает сложностей с доставкой сырья и вывозом своей продукции.

Но преимущества ЭГП нашей области имеют и оборотную сторону. С двух сторон o.V нее находятся две крупнейшие агломерации страны, два мощных "магнита", вытягивающих из городов и сел трудовые ресурсы, в первую очередь — молодежь. В наше время это стало уже отрицательным фактором развития. Интересно, что до начала 80-х годов сохранялось сложившееся еще в XVIII в. более сильное тяготение к северной столице. Особенно ярко это проявлялось у сельского населения. Например, в 1910 г. выходцы из Тверской и Ярославской губерний составляли одну треть (344 тыс. чел.) всех жителей Петербурга, принадлежавших к крестьянскому сословию. Только в середине — второй половине 80-х годов нашего века произошла переориентация на более активно развивающуюся Москву.

Итак, особенности развития области с его плюсами и минусами определяются ресурсом совершенно особого рода — экономико-географическим положением, т. е. расположением по отношению к важнейшим хозяйственно-культурным центрам страны.

В заключение этого раздела необходимо отметить, что в XIX в. авторы большинства опытов экономического районирования России включали Тверскую губернию либо в группу, тяготевшую к Петербургу, либо в особую группу верхневолжских губерний. И только П.П. Семенов (Тян-Шанский) в 1880 г. включил ее в экономический район, который он назвал "Московская промышленная область"*. Момент возникновения экономического района точно уловить невозможно, но, видимо, можно считать, что примерно с этого времени территория нашей области фактически (а не официально!) входит в хозяйственный комплекс центра России (по современной терминологии — Центральный экономический район) и является, как мы увидим ниже, его достаточно типичным представителем.