cat-right
Тверская область     |     Сфера обслуживания населения

Сельское расселение

Около 30% всего населения области (в 1989 г. — 29%) проживает в сельской местности. Но если городское население сосредоточено всего в 23 городах и 31 поселке городского типа, то количество сельских пунктов несравненно больше — около 9 тыс. (табл.10.5).

Сейчас примерно половина работающего сельского населения занята в сельском хозяйстве. Но еще лет 30—50 назад сельское хозяйство было сферой деятельности подавляющего большинства сельских жителей. Поэтому на протяжении многих веков размеры и расположение сельских населенных пунктов в основном определялись нуждами сельского хозяйства.

Основное средство производства в сельском хозяйстве — земля (пашня, огород, пастбище, сенокос), и наиболее удобным для работы на ней является такое расселение, когда места жительства расположены в непосредственной близости от мест работы — сельскохозяйственных угодий. Однако далеко не любой участок земли пригоден для ведения сельского хозяйства, особенно для распашки.

Ландшафты нашей области мозаичны, здесь постоянно чередуются участки с разными почвами и растительностью. На протяжении веков человек освоил наиболее пригодные для сельского хозяйства участки. В настоящее время территория области покрыта освоенными пятнами, или ареалами, имеющими разные размеры и конфигурацию. В разных ареалах могут располагаться от одного-двух до нескольких сотен сельских поселений. Ареалы перемежаются лесными массивами. Многие поля располагаются в лесу отдельно от населенных пунктов. Географ Ю.Г.Саушкин (1947 г.) охарактеризовал такую местность как "лес.с переполянь-ем", а историк С. Б. Веселовский (1936 г.) сравнил ее с леопардовой шкурой, где лес служит фоном, а сельскохозяйственные земли — пятнами.

Из-за мозаичности ландшафта на территории области преобладают небольшие участки (контуры) пашни.

Для поддержания плодородия бедных подзолистых почв крестьяне должны были регулярно вывозить на поля большое количество органических удобрений. Это требовало, чтобы скотные дворы, а следовательно, и деревни располагались вблизи полей. Вместе с мелкоконтурностью и разбросанностью угодий это определило основную черту сельского расселения (не только Тверской области, но и большей части всей Нечерноземной зоны) — его мелкоселенность, т.е. преобладание небольших населенных пунктов.

Динамика сельских населенных пунктов за 30 лет (1959-1989 гг.) представлена в табл. 10.6, на рис. 10.9 показано распределение населения по населенным пунктам различных групп людности. Можно заметить две основные тенденции. Это, во-первых, мельчание сети, т. е. переход значительного числа поселений в менее высокие группы людности, в результате чего растет удельный вес мелких поселений; во-вторых, поляризация — рост доли населения, проживающего в поселениях "крайних", т. е. мелких и крупных, групп людности при резком снижении доли поселений средней величины. Причем среди крупных, а крупными в Тверской области, как и в большинстве регионов Нечерноземья, можно считать пункты с людностью от 200 чел., устойчивым ростом отличается лишь группа более 500 чел., тогда как предыдущая группа (201 - 500) на протяжении двух десятилетий теряла свое население и получила развитие лишь в 80-х годах благодаря массированным вложениям средств и организованной миграции на центральные усадьбы колхозов и совхозов.

В 1989 г. почти 80% всех сел и деревень области относились к малым населенным пунктам с людностью до 50 чел. (в т. ч. 60% — до 25 чел.), но проживало в них лишь 24% населения (а в мельчайших всего 12%). В крупных же поселениях (более 200 чел.) сосредоточена половина всего сельского населения, хотя доля их в общем количестве поселений не достигает и 6%. Это дает основание говорить о высокой степени концентрации сельского населения в крупных пунктах.

Средняя людность сельских поселений области, по переписи 1989 г., 54 чел., что примерно в два раза меньше среднего значения для Нечерноземья и почти в пять раз — среднего по России. Динамика средней людности определяется тем, как соотносятся между собой темпы динамики численности населения и количества населенных пунктов. В целом за 30-летний период и в первые два десятилетия быстрее сокращалось население, поэтому средняя людность за это время заметно снизилась (табл. 10.5 и 10.7). Но в 80-х годах положение изменилось. Во-первых, снизился механический отток сельского населения, во-вторых, из-за сильного постарения населения сеть мельчайших поселений ста-ла сокращаться быстрее, чем шла убыль численности жителей. В результате средняя людность за 80-е годы возросла.

Рис. 10.9. Распределение сельского населения по населенным пунктам различной людности:

1 - 1—25 человек; 2 - 26-50; 5 - 51-200; 4 - 201—500;

5 — более 500

В целом число сельских населенных пунктов за последние 30 лет уменьшилось на 5,4 тысячи, что составило 38% их общего числа в 1959 г. На территории некоторых районов за это время исчезло до половины существовавших деревень, а в отдельных колхозах и совхозах и более того.

Обширная территория области заселена неравномерно. Разные ее части различаюся не только по плотности населения, но и по густоте сети населенных пунктов, по размерам и густоте сети ареалов освоения, по распространенности сел и деревень разной величины (рис. 10.10).

В области выделяются два района сплошного заселения— То р-жокско-Старицкий и Бежецко-Кашинский. Еще с раннего средневековья, благодаря распространению наиболее благоприятных для выращивания льна среднесуглинистых пылеватых почв тут сформировались районы льноводства. Леса здесь в основном вытеснены пашней, и ареалы освоения, формировавшиеся вокруг отдельных поселений или их групп, давно слились между собой. Распространен "открытый" ландшафт, напоминающий лесостепь.

Противоположный характер заселения имеет северная часть области (Лесной район, север Сандовского и Удомельского) с крайне разреженной сетью небольших ареалов. Такой тип местности обычно характерен для более северных территорий (Вологодская, южная часть Архангельской области).

Вся западная часть области (западнее линии Ржев-Кувшино-во-Фирово) имеет довольно густую сеть малых ареалов заселения и отличается крайней мелкоселенностью.

В Калининском и Конаковском районах сформировалось типичное пригородное расселение с крупными населенными пунктами, многие из которых не связаны с сельским хозяйством, например, при промышленных предприятиях, учреждениях отдыха. Кроме того, здесь расположено большое количество дачных кооперативов, садовых товариществ. В пригородных сельских Советах велика доля людей, работающих в городах.

В зависимости от того, в какой отрасли хозяйства занята большая часть взрослого населения, сельские населенные пункты делятся на сельскохозяйственные и несельскохозяйственные (при промышленных предприятиях, строительных организациях, железнодорожных станциях и разъездах, научных и медицинских учреждениях и др.). Примерно 95% сельских поселений области принадлежит к сельскохозяйственным .

Самая большая группа несельскохозяйственных поселений, примерно 1/3 их общего числа, располагается при промышленных предприятиях. Это — поселки леспромхозов, поселки при льнозаводах, карьерах по добыче строительных материалов, горфопредприятиях и т.п.

Рис. 10.10. Распределение сельского населения по пунктам различной людности (конец 80-х годов): а — доля населения, проживающего в пунктах людностью до 50 человек, %: 1- до20;2 — 21—25; 3 — 26—30; 4 — 31-35; 5 - 36—46; 6 — доля населения, проживающего в пунктах людностью более 200 человек, %: 1 - до 20;2 — 21—30; 3 — 31—40; 4 — 41—50; 5 - 51-60; 6 - 61—72

Все эти населенные пункты сравнительно молоды, возраст самых старых из них не превышает нескольких десятилетий. В своем развитии они не были связаны с сельским хозяйством и поэтому выделяются среди других сельских поселений своими размерами. Остальные несельскохозяйственные пункты связаны с транспортом, лесным хозяйством, здравоохранением, просвещением, наукой (к примеру, метеостанции).

Среди сельскохозяйственных пунктов области своими размерами и значением выделяются около 700 поселений, где располагаются центральные усадьбы колхозов и совхозов. Кроме многочисленных производственных объектов (ферм, мастерских, гаражей, складов), здесь находится большая часть школ, учреждений культуры, здравоохранения, торговли, бытового и других видов обслуживания. В отличие от остальных сельскохозяйственных поселений, теряющих свое население, центральные усадьбы довольно стабильны, численность населения во многих из них растет. Поэтому все время увеличивается доля сельского населения, проживающего в центрах колхозов и совхозов. В некоторых районах области она приближается к 50%. При средней людности около 300 чел. центральные усадьбы сильно различаются по своим размерам: некоторые не достигают и 100 чел., а другие превышают 1000, в большинстве из них проживают от 100 до 500 чел. Чем крупнее центральная усадьба, тем она благоустроеннее и тем больше имеет учреждений сферы обслуживания.

Крупные центральные усадьбы (начиная с 500, а иногда и с 300 чел.) обычно имеют такие учреждения обслуживания, которыми пользуются жители и соседних, более мелких хозяйств, т.е. они являются межхозяйственными, или "кустовыми" центрами. Обычно в них располагаются и производственные предприятия, перерабатывающие продукцию близлежащих хозяйств или осуществляющие их производственное обслуживание. Иногда встречаются цехи городских заводов и фабрик, никак не связанные с сельским хозяйством. Такие села уже не являются только сельскохозяйственными. Это — смешанные агроиндустриальные поселения. Многие из них в прошлом были райцентрами, а до революции — центрами крупных волостей, местами проведения ярмарок. Часто такие центры возникают и при железнодорожных станциях. Смешанные сельские поселения — наиболее перспективный их тип. Здесь сравнительно велик выбор мест работы, лучше, чем в других, селах, благоустройство. К этому типу принадлежат, например, Медное и Тургиново в Калининском, Луковниково в Старицком, Плоскошь в Торопецком районах и многие другие крупные села и сельские поселки.

Кустовые центры и центральные усадьбы — это опорные центры расселения, фокусы хозяйственной и культурной жизни всей окружающей территории.

Группа сел и деревень в пределах колхоза или совхоза образует внутрихозяйственную систему расселения. Ее возглавляет центральная усадьба, следующий уровень — пункты, где располагаются бригады колхозов или отделения совхозов. Тут обычно находятся фермы и отдельные хозяйственные постройки. В прошлом бригадные села заметно выделялись своими размерами, в них находились и ремонтные мастерские, и разнообразные учреждения сферы обслуживания. Но по мере сокращения численности населения их роль в хозяйственной и культурной жизни все время снижается. Все функции постепенно концентрируются на центральных усадьбах.

Ниже бригадных и отделенческих пунктов стоят прифер-мские, т.е. пункты, обслуживающие животноводческие фермы. Еще ниже — пункты без хозяйственных функций, где колхозники или рабочие совхоза только живут и занимаются личным подсобным хозяйством, а на работу ходят или ездят в более крупные села. В последнее время все большее число таких, а также бывших прифермских и бригадных поселений превращается в "поселки пенсионеров" — населенные пункты, где нет людей трудоспособного возраста. Со временем такие пункты совсем исчезают. Но часть из них, особенно те, что расположены около водоемов и в других живописных местах, превращаются в "рекреационные деревни" (практически — дачные поселки), куда летом на отдых приезжают горожане.

В последнее время благодаря развитию аренды, фермерства и других новых форм хозяйствования стали появляться и населенные пункты совершенно нового для нашей страны типа, которые можно назвать "поселками арендаторов" (кооператоров, фермеров). Как правило, они возникают не на пустом месте, а там, где еще недавно были мелкие деревни или же прямо в "поселках пенсионеров".

В том случае, если новые формы организации производства в сельском хозяйстве получат широкое распространение, часть уже исчезнувших и исчезающих в настоящее время сельтких поселений, видимо, возродится к жизни. Сельская местность в значительной мере оживет. Но почему сложилась такая бедственная ситуация?

Дело в том, что длительное время, создавая крупную промышленность, государство вкладывало в развитие городов несравненно больше средств, чем в развитие села. В результате и по уровню жизни населения, и по уровню благоустройства сельская местность все время отставала от городов. У сельского населения сформировалось устойчивое представление ("установка"), что молодежи следует устраивать свою жизнь в городе. Реализации этой установки способствовало активное привлечение сельских жителей на строительство новых промышленных предприятий, новых городов, железнодорожных магистралей и т.д.

В 60-х годах стало ясно, что отток сельского населения грозит сельскому хозяйству нехваткой рабочих рук. Чтобы сдержать этот отток, было принято решение повысить благоустройство сельских населенных пунктов. Но благоустроить всю их распыленную сеть (в СССР тогда было около 500 тыс. сел, деревень, станиц, хуторов, кишлаков, аулов и т.д.) было нереально. Предполагалось сселить большую часть сельского населения в крупные поселки. Выбранные для этого населенные пункты составили особую категорию "перспективных", все остальные объявлялись "неперспективными". В них запрещалось вести индивидуальное строительство, не только не строились новые, но и закрывались существующие учреждения сферы обслуживания, к ним не прокладывались дороги, словом, они вычеркивались из жизни. В нашей области к "неперспективным" было отнесено 90% всех существовавших в середине 70-х годов сельских населенных пунктов. Перспективными признавались практически только центральные усадьбы — в большинстве хозяй ств пл анировалось оставить по одному населенному пункту. Такая политика нанесла сельскому расселению и всей сельской местности трудно восполнимый урон. Темпы нового строительства в "перспективных" поселках были ничтожными. Подсчитано, что при тех темпах, которыми велась тогда "реконструкция" сельского расселения, она продолжалась бы не менее 50 лет, а возможно, и около 100. Нестабильность положения в "неперспективных" пунктах породила так называемое "чемоданное настроение" у многих жителей. Наиболее активные трудоспособные семьи, не дожидаясь "планового переселения", сами стали покидать свои родные места. Но уезжали они не в "перспективные" поселки, где жилья для них не было, а в города или села других, более привлекательных районов (например, в Калининский район, в Московскую область, Краснодарский край).

Таким образом, эта кампания принесла сельскому расселению не реконструкцию, как было задумано, а дополнительный вред: отток населения, ликвидацию населенных пунктов, пустение сельскохозяйственных угодий. Особенно сильно пострадали от нее наиболее мелкоселенные области Нечерноземья: Псковская, Новгородская, Тверская (тогда Калининская), Костромская и др.

Уже к началу 80-х годов выяснилось, что кампания сселения дает нежелательные результаты. Она была прекращена, а офи-цальное деление населенных пунктов на перспективные и неперспективные отменено. Но вернуть уехавшее население было уже нельзя.

Теперь считается целесооборазным сохранить по возможности все имеющиеся поселения. В малых селах вновь открываются начальные школы и магазины, на центральных усадьбах строятся жилые дома, восьмилетние или середние школы, дома культуры, универмаги и многое другое. Однако, чтобы привлечь население в сельскую местность, всего этого недостаточно. Необходимо создать такие условия, чтобы люди заинтересовались работой в сельском хозяйстве. Что же может привлечь туда работников? Во-первых, возможность самостоятельно вести хозяйство; во-вторых, высокие и при том нелимитированные заработки; в-третьих, близость к природе, более здоровая, чем в городе, экологическая обстановка. Наиболее целесообразным представляется привлечение в сельскую местность ее уроженцев, знакомых с сельским хозяйством и привычных к сельской жизни. Самые дальновидные руководители хозяйств даже ведут в городах поиск земляков с тем, чтобы склонить их к возвращению в родные места. Это может дать положительный результат, так как далеко не всем выходцам из села удается полностью адаптироваться (приспособиться) к новым условиям жизни. Многим в городе длительное время не удается решить проблему жилья. Для таких людей возвращение в родную деревню на условиях создания своего хозяйства часто оказывается самым правильным решением.